122 ч2 коап рф судебная практика

122 ч2 коап рф судебная практика

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 12.2 КоАП РФ. Управление транспортным средством с нарушением правил установки на нем государственных регистрационных знаков

Кодекс РФ об административных правонарушениях:

Статья 12.2 КоАП РФ. Управление транспортным средством с нарушением правил установки на нем государственных регистрационных знаков

1. Управление транспортным средством с нечитаемыми, нестандартными или установленными с нарушением требований государственного стандарта государственными регистрационными знаками, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа в размере пятисот рублей.

2. Управление транспортным средством без государственных регистрационных знаков, а равно управление транспортным средством без установленных на предусмотренных для этого местах государственных регистрационных знаков либо управление транспортным средством с государственными регистрационными знаками, видоизмененными или оборудованными с применением устройств или материалов, препятствующих идентификации государственных регистрационных знаков либо позволяющих их видоизменить или скрыть, —

влечет наложение административного штрафа в размере пяти тысяч рублей или лишение права управления транспортными средствами на срок от одного до трех месяцев.

3. Установка на транспортном средстве заведомо подложных государственных регистрационных знаков —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере двух тысяч пятисот рублей; на должностных лиц, ответственных за эксплуатацию транспортных средств, — от пятнадцати тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от четырехсот тысяч до пятисот тысяч рублей.

4. Управление транспортным средством с заведомо подложными государственными регистрационными знаками —

влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от шести месяцев до одного года.

Примечание. Государственный регистрационный знак признается нестандартным, если он не соответствует требованиям, установленным в соответствии с законодательством о техническом регулировании, и нечитаемым, если с расстояния 20 метров не обеспечивается прочтение в темное время суток хотя бы одной из букв или цифр заднего государственного регистрационного знака, а в светлое время суток хотя бы одной из букв или цифр переднего или заднего государственного регистрационного знака.

Вернуться к оглавлению : КоАП РФ с последними изменениями (в действующей редакции)

Комментарии к статье 12.2. КоАП РФ , судебная практика применения

Разъяснения Верховного Суда РФ:

При квалификации по части 1 статьи 12.2 КоАП РФ действий лица следует руководствоваться примечанием к статье 12.2 КоАП РФ, согласно которому государственный регистрационный знак признается нестандартным, если он не соответствует требованиям, установленным законодательством о техническом регулировании, и нечитаемым, когда с расстояния двадцати метров не обеспечивается прочтение в темное время суток хотя бы одной из букв или цифр заднего государственного регистрационного знака, а в светлое время суток хотя бы одной из букв или цифр переднего или заднего государственного регистрационного знака. По данной норме подлежат квалификации также действия, выразившиеся в управлении транспортным средством, на котором государственные регистрационные знаки установлены с нарушением требований государственного стандарта. Типы, основные размеры, а также технические требования к государственным регистрационным знакам и к их установке определены ГОСТом Р 50577-93.

При квалификации действий лица по части 2 статьи 12.2 КоАП РФ необходимо учитывать, что объективную сторону состава данного административного правонарушения, в частности, образуют действия лица по управлению транспортным средством:

без государственных регистрационных знаков (в том числе без одного из них);

при наличии государственных регистрационных знаков, установленных в нарушение требований государственного стандарта на не предусмотренных для этого местах (в том числе только одного из них);

с государственными регистрационными знаками, оборудованными с применением материалов, препятствующих или затрудняющих идентификацию этих знаков (в том числе только одного из них).. См. п. 5.1. постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.2006 N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»

Обзор законодательства и судебной практики Ивановского областного суда за 3 квартал 2010 года (утв. постановлением Президиума Ивановского областного суда от 15 октября 2010 г.)

Обзор законодательства и судебной практики Ивановского областного суда за 3 квартал 2010 года
(утв. постановлением Президиума Ивановского областного суда от 15 октября 2010 г.)

1. Нормативные акты

Законы Ивановской области

«Об основах профилактики правонарушений»

N 78-ОЗ от 12.07.2010 г.

О внесении изменений в Закон Ивановской области «Об административных правонарушениях в Ивановской области»

N 88-ОЗ от 02.09.2010 г.

О внесении изменений в статьи 10.6 и 11.1 Закона Ивановской области «Об административных правонарушениях в Ивановской области»

N 90-ОЗ от 14.09.2010 г.

Указы Губернатора Ивановской области

Об установлении величины прожиточного минимума на душу населения и по основным социально-демографическим группам населения в Ивановской области за 2 квартал 2010 года»

N 93-уг от 12.07.2010 г.

О порядке ведения реестра лиц, награжденных наградами Ивановской области и иными наградами в Ивановской области

N 96-уг от 14.07.2010 г.

О внесении изменений в Указ Губернатора Ивановской области от 10.11.2005 N 140-УГ «О порядке назначения пенсии за выслугу лет, перерасчета её размера, выплаты и организации доставки лицам, замещавшим должности государственной гражданской службы Ивановской области, и лицам, ранее замещавшим руководящие должности в органах власти и управления, общественных организациях Ивановской области, исполнявших функции государственного управления»

N 109-уг от 19.08.2010 г.

О внесении изменения в Указ Губернатора Ивановской области от 26.02.2009 N 25-УГ «О регистре муниципальных нормативных правовых актов Ивановской области»

N 111-уг от 25.08.2010 г.

Постановления Правительства Ивановской области

Об утверждении порядке подсчета и подтверждения стажа государственной гражданской службы для назначения пенсии за выслугу лет по государственному пенсионному обеспечению и определения соответствия должностей, периоды службы (работы) в которых включаются в стаж государственной гражданской службы

N 294-п от 17.08.2010 г.

Нормативные акты органов исполнительной власти и других ведомств

Постановление Администрации города Иваново «Об утверждении Положения об административной комиссии города Иванова»

N 1364 от 14.07.2010 г.

Судебная практика по уголовным делам

1. Суд ошибочно пришел к выводу о наличии в действиях условно осужденного системы нарушений обязанностей, возложенных приговором.

Приговором Фрунзенского районного суда от 29 января 2009 года на Т., осужденного в несовершеннолетнем возрасте, возложен ряд обязанностей.

Постановлением Фрунзенского районного суда г. Иваново от 02 июня 2010 года условное осуждение в отношении Т. отменено, и он направлен в исправительную колонию для отбывания наказания.

В кассационной жалобе адвокат ставил вопрос об отмене постановления.

Судебная коллегия постановление судьи отменила в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильным применением закона.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что Т. систематически уклонялся от исполнения возложенных на него обязанностей в связи с тем, что 19 августа 2009 года и 17 февраля 2010 года в связи с нарушениями общественного порядка ему продлевался испытательный срок, а 21 апреля 2010 года он не явился на регистрацию в инспекцию по неуважительной причине.

Под систематичностью неисполнения условно осужденным в течение испытательного срока возложенных на него обязанностей по смыслу ст. 74 УК РФ следует понимать совершение запрещенных или невыполнение предписанных условно осужденному действий более двух раз в течение года.

Как следует из материалов личного дела, исследованных в судебном заседании, Т. привлекался к административной ответственности 17 марта 2009 года по ст. 20.1 ч. 1 КоАП РФ за мелкое хулиганство, совершенное 16 марта 2009 года, и 22 декабря 2009 года по ст. 5.8 ч. 1 Закона Ивановской области «Об административных правонарушениях» за пребывание 6 декабря 2009 в общественном месте со слабоалкогольной продукцией (пивом) в таре, целостность которой была нарушена.

Третье нарушение в виде неявки на регистрацию без уважительной причины 21 апреля 2010 года допущено Т. по истечении годичного срока со дня первого нарушения.

Ссылка в постановлении не на даты допущенных нарушений, а на даты судебных решений о продлении испытательного срока в связи с допущенными нарушениями свидетельствует о неправильном применении судом уголовного закона.

Определение по делу N 22-1668

2. В тех случаях, когда группа лиц предварительно договорилась о совершении кражи чужого имущества, но кто-либо из соисполнителей вышел за пределы состоявшегося сговора, совершив действия, подлежащие правовой оценке как грабеж или разбой, квалифицировать по соответствующим пунктам и частям статей 161, 162 УК РФ следует только его действия.

Приговором Ивановского районного суда Ивановской области от 30 апреля 2010 года С. и К. осуждены по ст. 30 ч. 3 , 161 ч. 2 п. «а, в» УК РФ.

В кассационном представлении государственный обвинитель ставил вопрос об отмене приговора в связи с чрезмерной мягкостью назначенного наказания. В кассационных жалобах осужденные просили об изменении приговора.

Судебная коллегия приговор изменила в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Признавая С. и К. виновными в совершении покушения на грабеж группой лиц по предварительному сговору, судом было правильно установлено, что они вступили в предварительный сговор на тайное хищение чужого имущества.

При этом суд признал, что, будучи обнаруженными и осознавая, что их действия перестали быть тайными, С. и К. взяли чемодан с шуруповертом и запасными частями и пытались скрыться с места преступления. Однако вывод суда не подтверждается доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

Из показаний подсудимых в ходе судебного разбирательства следует, что когда они увидели, что к ним бежит мужчина, бросились бежать, при этом С. прихватил шуруповерт.

Доказательства предварительного сговора между осужденными на открытое хищение имущества К. в приговоре суда не приведены и в материалах уголовного дела отсутствуют. С. в отношении чемодана с шуруповертом действовал самостоятельно, без предварительного сговора с К., что необходимо расценивать как «эксцесс исполнителя».

Действия С. переквалифицированы на покушение на открытое хищение чужого имущества (грабеж), совершенный с незаконным проникновением в помещение.

Содеянное К. квалифицировано как покушение на тайное хищение чужого имущества (кражу), совершенное группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение.

Определение по делу N 22-1540

3. В соответствии с п. 6 ч. 2 ст. 381 УПК РФ непредставление подсудимому права участия в прениях сторон является безусловным основанием для отмены судебного решения.

Приговором Пучежского районного суда Ивановской области от 15 июня 2010 года в апелляционном порядке оставлен без изменения в части осуждения Г.Э. и Г.А. приговор мирового судьи судебного участка N 2 Пучежского района Ивановской области от 21 апреля 2010 года.

В кассационных жалобах осужденные просили приговор отменить и их оправдать.

Судебная коллегия определением от 5 августа 2010 года апелляционный приговор отменила в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.

Согласно протоколу судебного заседания при переходе к судебным прениям по обвинению Г.Э. и Г.А. потерпевшая от участия в прениях отказалась, в прениях были выслушаны представитель потерпевшей и защитник подсудимых, выслушана реплика представителя потерпевшей; затем в прениях по встречным заявлениям потерпевшие Г.Э. и Г.А. от участия отказалась, в прениях были выслушаны представитель потерпевших и защитник подсудимой и их реплики; после этого всем подсудимым было предоставлено последнее слово.

Таким образом, мировой судья выяснил мнение потерпевшей об участии в прениях, но не выяснил у подсудимых, ходатайствуют ли они об участии в прениях.

При рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке суд не дал оценки этим обстоятельствам, что могло существенно повлиять на выводы суда о законности приговора мирового судьи.

Дело направлено на новое судебное рассмотрение в апелляционном порядке.

Определение по делу N 22-1772/10

4. Повторное внесение в суд ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, может иметь место не ранее, чем по истечении шести месяцев со дня вынесения постановления об отказе в условно-досрочном освобождении.

Постановлением Октябрьского районного суда г. Иваново от 17 мая 2010 года М. отказано в принятии к рассмотрению ходатайства об условно-досрочном освобождении от наказания.

В кассационной жалобе осуждённый М. ставил вопрос об отмене постановления суда, так как отказ суда является необоснованным.

Судебная коллегия постановлением от 20 июля 2010 года кассационную жалобу удовлетворила.

Из материалов дела следует, что постановлением суда от 08.10.2009 г. М. отказано в условно-досрочном освобождении от наказания, назначенного приговором суда. Данное постановление вступило в законную силу 09.12.2009 г.

21.04.2010 г. М. повторно обратился в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении.

Суд, отказывая в принятии к рассмотрению данного ходатайства, указал, что не наступили указанные в ч. 10 ст. 175 УИК РФ условия, дающие основание на повторное внесение в суд ходатайства об условно-досрочном освобождении.

Вывод суда сделан без учета норм действующего законодательства. В соответствии с ч. 10 ст. 175 УИК РФ в случае отказа суда в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания повторное внесение в суд ходатайства об условно-досрочном освобождении от наказания, назначенного приговором суда, может иметь место не ранее, чем по истечении шести месяцев со дня вынесения постановления об отказе.

Шестимесячный срок должен исчисляться со дня вынесения судом постановления об отказе в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

Постановление суда, которым М. отказано в принятии к рассмотрению ходатайства об условно-досрочном освобождении от наказания, отменено, материалы направлены на новое рассмотрение.

Определение по делу N 22-1598

5. Судья, который ранее принимал решения по вопросу, вновь ставшему предметом судебного разбирательства, не должен участвовать в рассмотрении уголовного дела.

Постановлением Ивановского районного суда Ивановской области от 21 мая 2010 года в апелляционном порядке оставлен без изменения приговор мирового судьи судебного участка N 1 г. Кохмы Ивановской области от 18 марта 2010 года, которым П. осужден по ст. 319 УК РФ.

Определением от 2 августа 2010 года судебная коллегия по уголовным делам постановление апелляционной инстанции отменила по следующим основаниям.

Решение суда апелляционной инстанции об оставлении обвинительного приговора мирового судьи без изменения вынесено под председательством судьи Ивановского районного суда Ивановской области Гуренко К.В.

Этот же судья рассматривал в порядке ст. 125 УПК РФ жалобу П. на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и постановлением от 21 апреля 2010 года оставил её без удовлетворения по основаниям, указанным в судебном решении. Описательно — мотивировочная часть постановления содержит выводы судьи относительно законности (незаконности) действий лиц, участвовавших в процессе, в том числе, вывод о неправомерности действий П. в конфликте с сотрудниками милиции ОВД г.о. Кохма.

В обоснование своих доводов в обвинительном приговоре мировой судья ссылалась на вышеуказанное постановление от 21 апреля 2009 года.

Таким образом, апелляционное постановление вынесено судьей, ранее принимавшим решение по вопросам, явившимся предметом судебного разбирательства по настоящему уголовному делу, что в силу положений ст. 381 УПК РФ является безусловным основанием отмены судебного решения.

Определение по делу N 22-1623

6. Вопрос о пересмотре приговора в связи с изданием уголовного закона, имеющего обратную силу, разрешается лишь в том случае, если приговор постановлен до издания нового уголовного закона.

Постановлением судьи Ивановского районного суда Ивановской области отказано в удовлетворении ходатайства Ф. о пересмотре приговора в связи с внесением изменений в ст. 62 УК РФ.

В кассационной жалобе осужденный ставил вопрос об отмене постановления, указывая на обязанность суда снизить ему наказание в связи с изданием нового уголовного закона, улучшающего положение осужденного.

Судебная коллегия жалобу осужденного оставила без удовлетворения, однако постановление отменила в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.

В соответствии со статьями 397 и 399 УПК РФ вопрос о пересмотре приговора в связи с изданием уголовного закона, имеющего обратную силу, разрешается лишь в том случае, если приговор постановлен до издания нового уголовного закона.

Изменения в статью 62 УК РФ внесены Федеральным законом N 141-ФЗ от 29 июня 2009 года.

По настоящему делу приговор в отношении Ф. постановлен 13 ноября 2009 года. После постановления приговора в статью 62 УК РФ изменений законодателем внесено не было.

Несмотря на данные обстоятельства суд, вопреки требованиям закона, рассмотрел ходатайство осужденного Ф. по вопросу пересмотра приговора в порядке п. 13 ст. 397 УПК РФ, приняв по результатам рассмотрения решение по существу.

Определение по делу N 22-1846

7. В приговоре суд сослался на заключение эксперта, не дав оценки тому, что производство экспертизы проведено с нарушением прав подсудимого, и не привел содержание показаний специалиста, оглашенных в судебном заседании.

Приговором Комсомольского районного суда Ивановской области от 9 июля 2010 года К. осужден по ст. 264 ч. 3 УК РФ.

С К. в пользу потерпевшего взысканы процессуальные издержки за оказание юридической помощи и компенсация морального вреда.

В кассационных жалобах осужденный и его защитник просили приговор отменить, оспаривая допустимость доказательств, на основании которых суд признал К. виновным.

Судебная коллегия постановлением от 7 сентября 2010 года кассационные жалобы удовлетворила частично.

В ходе судебного разбирательства была назначена и проведена комплексная трасолого-автотехническая экспертиза. В соответствии со ст. 198 УПК РФ судом удовлетворено ходатайство стороны защиты о присутствии при производстве судебной экспертизы. Однако, подсудимый К. и его защитник не были уведомлены о дате производства экспертизы и не присутствовали при производстве экспертизы, в связи с чем не смогли реализовать свои права, предусмотренные уголовно-процессуальным законом. Выводы суда о виновности К. основаны, в том числе, и на заключении эксперта. Судом не дано оценки тому факту, что производство экспертизы проведено с нарушением права К. присутствовать при производстве экспертизы и давать пояснения эксперту, что могло повлиять на его выводы.

Кроме того, в нарушение закона суд не привел в приговоре содержание оглашенного в судебном заседании по ходатайству защиты исследования специалиста И. и показания, которые он дал при его допросе в судебном заседании.

В силу положений ст. 1101 ГК РФ при определении размера компенсации морального вреда суд, руководствуясь требованиями разумности и справедливости, должен исходить из степени физических и нравственных страданий лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств дела. При определении размера компенсации морального вреда, суд, вопреки требованиям закона, учел показания потерпевших о том, что К. за время следствия не принял никакого участия в возмещении морального вреда, не выразил сочувствия потерпевшим и не пытался загладить причиненный вред, то есть размер компенсации морального вреда суд поставил в зависимость от позиции К., не признавшего вины.

Приговор отменен, как не соответствующий требованиям статьи 297 УПК РФ.

Определение по делу N 22-2001

8. С учетом требований части 3 статьи 240 УПК РФ суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не исследованы судом и не нашли отражения в протоколе судебного заседания.

Приговором Гаврилово-Посадского районного суда Ивановской области от 26 мая 2010 года В. осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных ст. 158 ч. 3 п. «а» УК РФ.

Судебная коллегия Ивановского областного суда приговор отменила в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.

В описательно-мотивировочной части приговора суд привёл «исследованные в соответствии с ч. 1 ст. 281 УПК РФ» показания троих потерпевших и троих свидетелей, а также 23 доказательства, подтверждающие вину подсудимого.

Однако согласно протоколу судебного заседания суд вначале постановил рассмотреть дело в отсутствии неявившихся потерпевших и свидетелей, не обсуждая вопрос о возможности оглашения их показаний; затем государственный обвинитель лишь определил порядок предоставления доказательств, включая протоколы допросов потерпевших и свидетелей, протоколы следственных действий и документы, характеризующие личность подсудимого, после чего суд допросил подсудимого, огласив протокол проверки его показаний на месте, и за отсутствием доказательств со стороны защиты, окончил на этом судебное следствие, перейдя к выслушиванию судебных прений.

Таким образом, в судебном заседании не были исследованы ни протоколы допросов потерпевших и свидетелей, ни протоколы следственных действий, ни документы, характеризующие личность подсудимого, на основании которых постановлен приговор.

Дело направлено на новое рассмотрение.

Определение по делу N 22-1858/10

9. Закон не предусматривает вынесение мировым судьей постановлений о повторном возвращении заявления для приведения его в соответствие с требованиями частей 5 и 6 статьи 318 УПК РФ.

Апелляционным постановлением Ленинского районного суда города Иванова оставлено без изменения постановление мирового судьи от 15 марта 2010 года о возвращении заявления о возбуждении уголовного дела заявителю для приведения его в соответствии с требованиями ч.ч. 5 и 6 ст. 318 УПК РФ.

Судебная коллегия удовлетворила кассационную жалобу заявителя в части отмены апелляционного постановления, указав следующее.

Возвращая заявление, мировой судья исходил из того, что оно не соответствует требованиям ч.ч. 5 , 6 ст. 318 УПК РФ.,

Суд апелляционной инстанции полностью согласился с обстоятельствами, послужившими основанием к возвращению заявления, не дав оценки ряду принципиальных обстоятельств.

Заявление Л. о возбуждении уголовного дела частного обвинения в отношении Б. поступило к мировому судье 23 ноября 2009 года.

14 декабря 2009 года мировым судьёй вынесено постановление о возвращении заявления Л. с предложением привести его в соответствие с требованиями частей 5 и 6 статьи 318 УПК РФ. При этом был установлен срок для исполнения — 14 января 2010 года. В материалах дела отсутствует информация о направлении заявителю Л. копии постановления и его заявления. 2 февраля 2010 года Л. в связи с его жалобой (жалобы в деле нет) направлена копия постановления от 14 декабря 2009 года и одновременно письмом продлен срок для устранения недостатков поданного заявления по 1 марта 2010 года включительно.

2 марта 2010 года в суд поступило заявление от Л. во исполнение постановления от 14 декабря 2009 года.

15 марта 2010 года мировой судья вынес постановление о возвращении этого заявления с предложением привести его в соответствие с требованиями частей 5 и 6 статьи 318 УПК РФ.

Между тем, законом не предусмотрено вынесение постановлений о повторном возвращении заявления для приведения его в соответствие с требованиями частей 5 и 6 статьи 318 УПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 319 УПК РФ в случае неисполнения постановления о возвращении заявления мировой судья отказывает в приёме заявления к своему производству и уведомляет об этом лицо, подавшее заявление.

Апелляционное постановление Ленинского районного суда города Иваново отменено в связи с несоответствием изложенных в нем выводов фактическим обстоятельствам дела.

Определение по делу N 22-1657

10. При рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних участие защитника обязательно с момента фактического задержания, предъявления обвинения, а также при судебном разбирательстве независимо от того, достиг ли обвиняемый к этому времени совершеннолетия.

Постановлением мирового судьи судебного участка N 2 Пучежского района Ивановской области в связи с примирением сторон прекращено производство по уголовному делу частного обвинения, возбужденному по заявлению Б. в отношении несовершеннолетней М.

Президиум Ивановского областного суда постановлением от 30 июля 2010 года постановление отменил по доводам, изложенным в надзорной жалобе законного представителя М.

В подготовительной части судебного заседания законный представитель М. заявила о примирении с потерпевшей и просила уголовное дело в отношении М. прекратить; потерпевшая Б. также изъявила желание примириться, представитель последней — адвокат подтвердила состоявшееся примирение.

От Б., М. и ее законного представителя поступили заявления о примирении с просьбой прекратить уголовное дело на основании ч. 2 ст. 20 УПК РФ.

В соответствии с ч. 2 ст. 20 и ч. 5 ст. 319 УПК РФ постановлением мирового судьи производство по уголовному делу в отношении М. прекращено.

На момент совершения общественно опасного деяния М. являлась несовершеннолетней. Однако в судебном заседании защитник несовершеннолетней обвиняемой М. участия не принимал.

Несоблюдение требований закона об обязательном участии защитника (адвоката) по делам несовершеннолетних на предварительном следствии и в судебном заседании в силу п. 4 ч. 2 ст. 381 УПК РФ является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену судебного решения.

Постановление по делу N 44у-54/10

11. Неизвещение лица о времени и месте рассмотрения дела влечет нарушение его прав.

Постановлением Октябрьского районного суда г. Иваново осужденной Т. отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

В надзорном представлении прокурора поставлен вопрос об отмене постановления в связи с отсутствием в материалах дела сведений об уведомлении осужденной о времени и месте рассмотрения ее ходатайства.

Президиум Ивановского областного суда постановлением от 16 июля 2010 года надзорное представление удовлетворил.

Осужденная Т. в порядке, предусмотренном п. 4 ст. 397 УПК РФ, обратилась в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания и просила рассмотреть вопрос без ее участия. Суд рассмотрел ходатайство Т. в ее отсутствие.

Из материалов дела видно, что осужденная Т. не была извещена о дате, времени и месте рассмотрения ее ходатайства.

Отсутствие просьбы Т. об обеспечении ее личного участия в судебном заседании не освобождало суд от обязанности известить ее о дате, времени и месте рассмотрения судом ее ходатайства и обеспечить ей в иной возможной форме (представление письменных дополнений, использования помощи адвоката) возможности довести свою позицию до сведения суда. По настоящему делу эти требования не выполнены.

Судебное решение отменено в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, которое путем лишения гарантированных прав заявителя могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого решения.

Постановление по делу N 44у-48/10

Судебная практика по гражданским делам

1. Вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения иска о взыскании убытков, понесенных в результате удовлетворения судом виндикационного иска, сделан без учета положений статьи 166 Гражданского Кодекса РФ, в соответствии с которой ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой судом.

С. обратился в суд с иском к Г. о взыскании ущерба. Иск мотивирован следующими обстоятельствами.

С. приобрел у Г. автомобиль ВАЗ 21113. Указанный автомобиль С. продал Б., который, в свою очередь, продал его А. Решением Дзержинского городского суда Нижегородской области от 8 октября 2008 года указанный автомобиль истребован у А. и передан в собственность ОАО «А», поскольку было установлено, что автомобиль был похищен с территории завода и выбыл из владения помимо воли собственника. Решением Муромского городского суда Владимирской области от 5 августа 2009 года с Б. в пользу А. взысканы причиненные А. вследствие изъятия автомобиля убытки в виде покупной стоимости автомобиля и судебных расходов. Решением Преображенского районного суда г. Москвы от 11 января 2010 года с С. в пользу Б. взысканы денежные средства в размере, соответствующем стоимости автомобиля по справке-счету и понесенным судебным расходам. С. денежные средства по решению суда в пользу Б. выплатил в полном объеме. В исковом заявлении С. указал, что приобретая автомобиль у Г., он действовал как добросовестный приобретатель, ошибочно полагая, что ответчик является собственником настоящего транспортного средства, в связи с чем ответчик обязан возместить ему понесенные убытки — сумму денежных средств, взысканных с него решением суда от 11 января 2010 года в пользу Б. Кроме того, С. просил взыскать с Г. в его пользу компенсацию морального вреда, причиненного в результате введения его в заблуждение при заключении сделки и возникших вследствие этого последствий.

Решением суда в удовлетворении иска С. отказано.

Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что Г. не обязан возмещать С. выплаченные им в соответствии с решением Преображенского районного суда г. Москвы от 11 января 2010 года Б. денежные средства. При этом суд указал, что применение предусмотренных ст. 167 ГК РФ последствий возможно в случае признания сделки недействительной, однако требований о признании сделки недействительной истцом не заявлялось.

Судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда настоящую позицию суда первой инстанции посчитала ошибочной, исходя из следующего.

В силу ст. 166 ГК РФ ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой судом.

Из искового заявления С. усматривается, что сделку купли-продажи автомашины между ним и Г. он считал ничтожной, поскольку автомашина была продана без воли ее действительного собственника, в связи с чем С. просил применить предусмотренные ст. 167 ГК РФ последствия, не заявляя при этом требования о признании сделки недействительной.

Требования С. о применении предусмотренных ст. 167 ГК РФ последствий недействительности сделки судом первой инстанции не рассмотрены.

Из материалов дела следует, что сделки купли-продажи автомашины между Б. и А., между С. и Б. недействительными решениями судов не признавались. А. и Б. в качестве способа защиты гражданских прав избрали право требования возмещения убытков в результате удовлетворения виндикационного иска ОАО «А».

С учетом изложенного, принимая во внимание то обстоятельство, что в судебном заседании С. пояснил, что не помнит, за какую цену он приобрел автомашину у Г., а вопрос, связанный с установлением стоимости автомашины, судом первой инстанции не исследовался, судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда 12 июля 2010 года решение Тейковского районного суда Ивановской области от 29 апреля 2010 года отменила с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Определение по делу N 33-1238/2010

2. То обстоятельство, что в результате совершенного работником при исполнении трудовых обязанностей административного правонарушения вред причинен не непосредственно имуществу работодателя, а имуществу третьего лица, не может служить основанием для возложения на работника материальной ответственности в пределах его среднего месячного заработка; возмещению подлежит прямой действительный ущерб, причиненный работником.

Т. обратился в суд с иском к Г. о взыскании денежной суммы, выплаченной в возмещение причиненного ущерба.

Исковые требования мотивированы тем, что с 1 августа 2007 года Г. работал в качестве водителя такси у индивидуального предпринимателя Т. Г. 17 ноября 2008 года, управляя автомашиной ВАЗ 21074, нарушив Правила дорожного движения, совершил столкновение с автомашиной, принадлежащей Х. Виновным в ДТП признан Г., который постановлением инспектора ГИБДД привлечен к административной ответственности по ст. 12.13 ч. 2 КоАП РФ. По решению суда Т. возместил причиненный его работником — Г. при исполнении трудовых обязанностей Х. материальный ущерб. В связи с чем Т. просил суд взыскать с Г. в его пользу денежную сумму, выплаченную Х. в возмещение материального ущерба.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично.

Частично удовлетворяя заявленное Т. требование, суд исходил из того, что Г. в силу ст. 241 ТК РФ должен нести материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, поскольку в результате совершенного им административного правонарушения вред причинен не непосредственно имуществу работодателя, а имуществу третьего лица.

Суд кассационной инстанции настоящую позицию суда первой инстанции признал противоречащей ч. 2 ст. 238 ТК РФ. Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 23 июня 2010 года решение Тейковского районного суда Ивановской области от 22 апреля 2010 года отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Тейковский районный суд Ивановской области 22 сентября 2010 года вынес новое решение по делу с учетом указаний суда кассационной инстанции, взыскав с Г. в пользу Т. материальный ущерб в размере большем, чем средний месячный заработок Г.

Г. с решением суда не согласился, в кассационной жалобе просил решение суда отменить, считая, что оно принято с нарушением норм материального права, поскольку он должен нести ответственность по возмещению ущерба в пределах среднего месячного заработка.

Судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда определением от 22 сентября 2010 года оспариваемое решение суда оставила без изменения, а кассационную жалобу Г. — без удовлетворения, указав следующее.

Статьей 241 ТК РФ установлены пределы материальной ответственности работника. За причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

В силу п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае причинения ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом.

Из материалов дела следует, что Г. материальный ущерб причинил при исполнении трудовых обязанностей, вследствие нарушения Правил дорожного движения, за которое инспектором ГИБДД он привлечен к административной ответственности по ст. 12.13 ч. 2 КоАП РФ. Вред, причиненный Г. при исполнении трудовых обязанностей Х., возмещен Х. на основании решения суда Т.

В связи с изложенным суд кассационной инстанции нашел правильными выводы суда первой инстанции относительно того, что указанные обстоятельства позволяют возложить на Г. полную материальную ответственность по п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ.

Настоящая позиция суда согласуется и с разъяснениями, содержащимися в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 года N 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю».

Определение по делу N 33-1756/2010

3. Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и направил дело на новое судебное разбирательство, поскольку отказывая в удовлетворении иска о признании строения самовольной постройкой и его сносе, суд необоснованно исходил из того, что возведенная пристройка-балкон является перепланировкой квартиры, на которую в соответствии со статьями 25, 26 Жилищного кодекса РФ не требуется согласие всех собственников жилых помещений многоквартирного дома, оставив без внимания то обстоятельство, что пристройка выходит за пределы границ квартиры, которые существовали до ее возведения, и расположена на части земельного участка, примыкающего к многоквартирному жилому дому.

Б. обратился в суд с иском к М. о признании строения самовольной постройкой и его сносе.

Иск обоснован тем, что возведенная на основании решения Главы городского округа Кинешма М. пристройка к принадлежащей ей на праве собственности квартире, расположенной под квартирой, 1/2 доля которой находится в собственности истца, является самовольной, поскольку создана на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом или иными правовыми актами, без получения на это необходимых разрешений и согласований, в том числе согласия все собственников жилых помещений многоквартирного дома. Б. указал, что в результате возведения пристройки нарушены его права, поскольку на крыше пристройки скапливается снег, мусор, создалась угроза проникновения в его квартиру посторонних лиц. В связи с изложенным Б. просил признать пристройку-балкон самовольным строением, обязать ответчика снести пристройку, привести земельный участок под пристройкой в первоначальное положение.

Решением Кинешемского городского суда Ивановской области от 7 июля 2010 года в удовлетворении иска отказано.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что возведенная М. пристройка-балкон является перепланировкой квартиры, на которую в соответствии со ст.ст. 25 , 26 ЖК РФ не требуется согласие всех собственников жилых помещений многоквартирного дома.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 15 сентября 2010 года решение городского суда отменено по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что возведенный М. балкон имеет размеры 5,90 м. х 1,55 м., кирпичные стены; расположен на ленточном монолитном фундаменте из бетона, примыкает к северо-восточному фасаду жилого дома; крыша покрыта металлическим профилем. Пристройка-балкон выходит за пределы границ квартиры, которые существовали до строительства балкона.

Таким образом, пристройка-балкон не отвечает понятию перепланировки жилого помещения, данному в п. 2 ст. 25 ЖК РФ.

Вывод суда первой инстанции о том, что балкон является пристройкой временного назначения, навесом, не соответствует техническим характеристикам балкона.

Кроме того, судом первой инстанции не учтено, что нормы ст.ст. 25 , 26 ЖК РФ, а также ст. 51 Градостроительного кодекса РФ должны применяться в совокупности со ст. 40 ЖК РФ.

В соответствии с ч. 2 ст. 40 ЖК РФ если реконструкция, переустройство и (или) перепланировка помещений невозможны без присоединения к ним части общего имущества в многоквартирном доме, на такие реконструкцию, переустройство и (или) перепланировку помещений должно быть получено согласие всех собственников помещений в многоквартирном доме.

Из имеющихся в деле документов видно, что пристройка-балкон расположена на части земельного участка, примыкающего к многоквартирному жилому дому. Однако вопросы о том, сформирован ли земельный участок под многоквартирным домом, поставлен ли на кадастровый учет и передан ли в общую долевую собственность собственников помещений в многоквартирном доме, судом не выяснялись. При этом указанные обстоятельства являются юридически значимыми для правильного разрешения возникшего спора.

Необоснованно оставлены судом первой инстанции без внимания и материалы проверки Кинешемской городской прокуратуры, представленные в судебную коллегию по гражданским делам Ивановского областного суда вместе с гражданским делом. Из материала проверки следует, что в течение 2008 года жители дома неоднократно обращались в прокуратуру по поводу незаконности возводимой М. пристройки. В соответствии с Федеральным закон от 17 января 1992 года N 2202-1 «О прокуратуре РФ» прокурором предпринимались меры прокурорского реагирования в отношении администрации городского округа Кинешмы по поводу выданного М. разрешения на строительство балкона.

Поскольку для правильного разрешения настоящего дела необходимо истребование дополнительных доказательств и их всестороннее исследование в совокупности с другими обстоятельствами дела, что возможно только в суде первой инстанции, судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда определила дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Определение по делу N 33-1704/2010

4. Дело по иску прокурора об отмене решения территориального органа Пенсионного фонда РФ об удовлетворении заявления С. о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, так как при вынесении решения судом не были должным образом исследованы все обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, а именно: не было проверено соответствие жилого помещения, приобретенного на средства материнского капитала, требованиям, предъявляемым законодательством к жилым помещениям, не была проверена сама возможность проживания семьи на приобретенной площади, а также возможность выделения данного помещения с учетом того, что дом, доли в котором приобретены, в натуре не разделен.

Шуйский межрайонный прокурор обратился в суд с иском в интересах несовершеннолетних В. и М. к Управлению пенсионного фонда РФ в городском округе Шуя и Шуйском муниципальном районе об отмене незаконного решения ответчика, принятого от 28 мая 2010 года, N 39 об удовлетворении заявления С. о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала в сумме 343378 рублей 80 копеек.

Решением суда заявленные межрайонным прокурором требования оставлены без удовлетворения.

Судебная коллегия Ивановского областного суда с выводами суда первой инстанции о правомерности принятого 28 мая 2010 года Управлением пенсионного фонда РФ в городском округе Шуя и Шуйском муниципальном районе решения не согласилась по следующим основаниям.

Согласно ст.ст. 7 , 10 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» средства материнского капитала используются в частности на улучшение жилищных условий путем приобретения жилого помещения.

В соответствии с ч. 2 ст. 15 , ст. 16 ЖК РФ жилым помещением признается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан (отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства).

В судебном заседании было установлено, что денежные средства в размере 343378 рублей 80 копеек, полученные по государственному сертификату на материнский (семейный) капитал, членами семьи С. были потрачены на улучшение жилищных условий, а именно на оплату приобретенных ими в собственность 4/128 долей, то есть по 1/128 доли каждому (С., М. и несовершеннолетним детям В. и М.) в праве общей долевой собственности в жилом доме, общая площадь которого составляет 79,8 кв. м. Таким образом, в натуральном выражении размер 4/128 долей составляет 2,49 кв. м., или 0,6 кв. м. на собственника.

Судом первой инстанции не было проверено соответствие указанного жилого помещения требованиям, предъявляемым законодательством к жилым помещениям, и не была проверена сама возможность проживания семьи на столь малой площади, а также возможность выделения данного помещения с учетом того обстоятельства, что дом в натуре не разделен.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о том, что приобретение семьей С. 4/128 долей в праве общей долевой собственности на указанное домовладение является улучшением их жилищных условий, нельзя признать обоснованным.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции сослался на отсутствие в законе возможности отказа в удовлетворении заявления С. о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала, указав на то, что в ч. 2 ст. 8 Федерального закона 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» содержится исчерпывающий перечень оснований для такого отказа.

Однако в соответствии с п.п. 3 ч. 2 ст. 8 указанного Федерального закона основанием для отказа в удовлетворении заявления о распоряжении материнским (семейным) капиталом является указание в заявлении о распоряжении направления использования средств (части средств) материнского (семейного) капитала, не предусмотренного настоящим Федеральным законом.

Соответствие направления использования средств (части средств) материнского (семейного) капитала требованиям ст. 3 Федерального закона «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» судом проверено не было.

При таком положении, судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда определением от 27 сентября 2010 года отменила вынесенное судом первой инстанции решение, дело направила на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Определение по делу N 33-1789/2010

5. Суд кассационной инстанции, установив, что работники предприятия, занимающие одинаковые с истцом должности, выполняют больший объем работы по сравнению с истцом, признал неверным вывод суда первой инстанции о том, что разница в заработной плате указанных работников и истца является фактом дискриминации последнего.

Н. обратился в суд с иском к ООО «К» о прекращении дискриминации в сфере трудовых отношений, возмещении недополученного заработка, компенсации морального вреда.

Исковые требования мотивированы тем, что он со 2 июня 2008 года работает в ООО «К» в должности сменного мастера на участке гальванопокрытий. За весь период его работы на предприятии часовая тарифная ставка не изменялась. На этом же участке работают еще два сменных мастера Р. и П. С 1 декабря 2009 года администрация предприятия перевела указанных мастеров на другую систему оплаты труда, им установлен оклад в размере 10000 рублей в месяц с ежемесячной премией 40%. Данное обстоятельство привело к тому, что заработная плата истца стала в несколько раз ниже оплаты труда Р. и П., хотя они занимают одинаковую с истцом должность, имеют те же должностные обязанности, но более низкую квалификацию. Заявление, в котором Н. просил обосновать разницу в оплате труда, администрации предприятия оставила без ответа. Приказом N 34 от 2 февраля 2010 года Н. переведен на 3-х дневную рабочую неделю, в то время как рабочие его смены и мастера Р. и П. выполняли производственную программу в течение 5 дней рабочей недели. Приказом N 163 от 5 мая 2010 года истец в единственном числе был отправлен в простой до особого распоряжения, его функции в настоящее время выполняет мастер из другой смены. Н. считает, что администрация предприятия длительное время подвергает его дискриминации в сфере трудовых отношений. В связи с чем Н. просил обязать ответчика прекратить в отношении него дискриминацию путем установления ему оклада, соответствующего окладам Р. и П.; признать незаконным приказ N 163 от 5 мая 2010 года, взыскать с ответчика недополученный заработок за период с 1 декабря 2009 года по 30 апреля 2010 года и компенсацию морального вреда в сумме 100000 рублей.

Решением Кинешемского городского суда Ивановской области от 7 июля 2010 года ООО «К» обязано прекратить в отношении Н. дискриминацию в сфере труда путем установления ему с 1 декабря 2009 года системы оплаты труда — повременно-премиальную по окладу, с окладом 10000 рублей в месяц. Приказ N 163 от 5 мая 2010 года «О простоях» признан незаконным. С ООО «К» в пользу Н. взыскан недополученный заработок за период с 1 декабря 2009 года по 30 апреля 2010 года, компенсация морального вреда в сумме 3000 руб.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 29 сентября 2010 года решение суда первой инстанции по кассационной жалобе ООО «К» отменено частично.

На основании установленных обстоятельств: работа на участке гальванопокрытий не приостанавливалась, на данном участке в простой был направлен лишь один Н.; смена, которой он руководит, продолжает работать; в смену истца была переведена мастер другой смены Р., которая должна была уйти в очередной отпуск, суд пришел к обоснованному выводу о том, что основания для направления Н. в простой отсутствовали, в связи с чем изданный в отношении него приказ N 163 от 5 мая 2010 года является незаконным. В указанной части решение суда суд кассационной инстанции нашел не подлежим отмене.

Решение суда в части понуждения ответчика к прекращению дискриминации в отношении Н. путем установления ему оклада 10000 рублей в месяц с 1 декабря 2009 года и взыскании заработной платы исходя из настоящего оклада за период с 1 декабря 2009 года по 30 апреля 2010 года отменено по следующим основаниям.

Вывод суда первой инстанции о наличии дискриминации истца со стороны работодателя основан на том обстоятельстве, что мастера Р. и П. получают большую по сравнению с истцом заработную плату, хотя при этом имеют одинаковые с ним должностные обязанности.

Однако из материалов дела следует, что увеличение оплаты труда Р. и П. связано с тем, что они выполняют дополнительные обязанности по вакантной должности гальваника, которые не связаны с их должностной инструкцией.

Данное обстоятельство не отрицается и Н., который пояснил, что ему также предлагалось в дополнение к его должностным обязанностям выполнять работу гальваника, однако от выполнения этой работы без надлежащего оформления он отказался.

Поскольку суд установил, что мастера Р. и П. выполняют больший объем работы, то вывод суда о том, что разница их заработной платы и Н. является фактом дискриминации последнего, следует признать неверным.

Кроме того, обязав ответчика установить истцу оклад в размере 10000 рублей с 1 декабря 2009 года, суд вышел за пределы своей компетенции, поскольку в соответствии со ст.ст. 56 , 57 ТК РФ условия оплаты труда определяются трудовым договором, сторонами которого являются работодатель и работник.

Наличие в отношении Н. других признаков дискриминации в сфере труда судом не проверялось, хотя указанные обстоятельства являются в данном деле юридически значимыми.

Решение суда в части взыскания морального вреда также отменено судом второй инстанции, поскольку из содержания решения усматривается, что размер компенсации определен судом с учетом установленного факта дискриминации.

Дело в отмененной части направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Определение по делу N 33-1685/2010

6. Отсутствие у должника иного жилья и наличие у него намерения погасить задолженность по кредиту не относятся к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения заявленного кредитной организацией требования об обращении взыскания на заложенное имущество должника — жилое помещение.

Коммерческий Банк «Ю» (далее — Банк) обратился в суд с иском к ответчику, указав в обоснование своих требований, что 28 августа 2007 года между Банком и Г. был заключен кредитный договор, в соответствии с которым последнему были предоставлены денежные средства для приобретения квартиры на срок 180 месяцев. Г. 30 августа 2007 года приобрел в собственность квартиру. В целях обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору вышеуказанная квартира была передана в залог Банку. В нарушение условий кредитного договора Г. допускал просрочки внесения очередных платежей в счет погашения основной суммы долга, а с 31 августа 2008 года прекратил вносить предусмотренные кредитным договором платежи. Ответчику 10 июня 2008 года было направлено письмо с требованием о досрочном погашении задолженности по кредитному договору, однако требование исполнено им не было. На основании изложенного, Банк просил суд взыскать с Г. задолженность по кредитному договору, обратить взыскание на вышеуказанную квартиру, определив начальную продажную цену в сумме -_-.

Решением Октябрьского районного суда г. Иваново от 11 декабря 2009 года исковые требования удовлетворены частично. С Г. в пользу Банка взыскана задолженность по кредитному договору. В удовлетворении требования об обращении взыскания на предмет залога — квартиру отказано.

Разрешая спор и отказывая в иске в части обращения взыскания на заложенное имущество, суд, установив неоднократные нарушения Г. условий кредитного договора (просрочки возврата сумм по кредитному договору имели место начиная с февраля 2008 года), установив также размер задолженности перед Банком на 10 декабря 2009 года, пришел к выводу, что требование об обращении взыскания на предмет залога заявлено Банком преждевременно, ввиду отсутствия у Г. иного жилого помещения и наличия у него намерения полностью погасить задолженность по кредиту.

С указанными выводами суда первой инстанции согласился суд кассационной инстанции. Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 1 марта 2010 года решение суда оставлено без изменения.

Постановлением президиума Ивановского областного суда от 23 июля 2010 года указанные решение суда и определение судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда отменены в части отказа в удовлетворении требования об обращении взыскания на предмет залога — квартиру по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 446 ГПК РФ взыскание не может быть обращено на жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

Основания для отказа в обращении взыскания на заложенное имущество предусмотрены ст. 54.1 Федерального закона от 16 июля 1998 года N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее — Закон об ипотеке), согласно п. 1 которой обращение взыскания не допускается, если допущенное должником нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенного имущества. Если не доказано иное, предполагается, что нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенного имущества при условии, что одновременно соблюдены следующие требования: сумма неисполненного обязательства составляет менее пяти процентов от размера оценки предмета ипотеки по договору об ипотеке; период просрочки исполнения обязательства, обеспеченного залогом, составляет менее трех месяцев.

Таким образом, указанные в решении суда обстоятельства не являются правовыми основаниями для отказа в удовлетворении требования Банка об обращении взыскания на заложенную ответчиком квартиру.

Отсутствие у Г. иного жилья, его намерение погасить задолженность по кредиту не относятся к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения данного спора.

В остальной части оспариваемые постановления оставлены без изменения.

В отмененной части дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Постановление по делу N 44г-0017/2010

7. Наличие технического паспорта на объект, подтверждающего тот факт, что он состоит на техническом учете в органах, осуществляющих техническую инвентаризацию объектов капитального строительства, а также наличие кадастрового паспорта не могут расцениваться как обстоятельства, свидетельствующие в пользу того, что объект относится к недвижимому имуществу, права на которое подлежат регистрации в соответствии с Федеральным законом от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

Г. обратился в суд с иском к ООО «Т» о признании права собственности на рекламный щит, расположенный на территории села Н., 125 эксплуатационный километр + 100 справа автомобильной дороги Р.-И. Требования мотивированы тем, что 28 октября 2009 года он по договору купли-продажи приобрел в собственность у ответчика рекламный щит, который был изготовлен и установлен в 2004 году для осуществления коммерческой деятельности. До начала строительства была разработана проектно-сметная документация, получены необходимые согласования и разрешения. Какого-либо спора относительно рассматриваемого объекта не имеется. В процессе рассмотрения дела представитель истца увеличил исковые требования и просил суд признать указанный рекламный щит объектом недвижимого имущества.

Решением мирового судьи судебного участка N 2 села Ново-Талицы Ивановского района Ивановской области от 4 декабря 2009 года исковые требования удовлетворены.

Суд, удовлетворяя исковые требования Г., основывался на признании иска ответчиком ООО «Т» и исходил из того, что это не противоречит действующему законодательству и не нарушает права и законные интересы других лиц.

К такому же заключению пришел и суд апелляционной инстанции. Определением Ивановского районного суда Ивановской области от 25 мая 2010 года решение мирового судьи оставлено без изменения.

Суд надзорной инстанции не согласился с выводами суда первой и апелляционной инстанций по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 130 ГК РФ к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

Обстоятельствами, имеющими значение для правильного разрешения спора и подлежащими установлению судом, являлись неразрывная связь объекта с землей и невозможность его перемещения без нанесения несоразмерного ущерба его назначению. Кроме того, для отнесения объекта к недвижимому имуществу необходимо, чтобы он был создан в установленном порядке как недвижимость с получением необходимой разрешительной документации и с соблюдением градостроительных норм и правил.

Из материалов дела усматривается, что рекламный щит был создан ООО «Т» в 2004 году. Права ответчика на указанный объект до совершения сделки по его отчуждению в 2009 году не были зарегистрированы в органе, осуществляющем государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, несмотря на то, что законодательство предусматривало такой порядок регистрации прав на недвижимое имущество. Возведение спорного объекта было осуществлено в порядке, предусмотренном статьей 14 Федерального закона от 18 июля 1995 года N 108-ФЗ «О рекламе», действующего на момент установки рекламного щита.

Вышеперечисленные обстоятельства были оставлены судами без внимания.

Наличие технического паспорта на рекламный щит, свидетельствующее о том, что он состоит на техническом учете в органах, осуществляющих техническую инвентаризацию объектов капитального строительства, а также наличие кадастрового паспорта не являются доказательствами того, что спорный объект относится к недвижимому имуществу, права на которое подлежат регистрации в соответствии с Федеральным законом от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

Дело направлено на новое рассмотрение в Ивановский районный суд Ивановской области в ином составе судей.

Постановление по делу N 44г-0024/2010

8. Течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде — дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

И. обратилась в суд с иском к Т., С., действующей в интересах несовершеннолетней Д., о признании права собственности на 1/2 долю домовладения.

Решением Фрунзенского районного суда г. Иваново от 18 мая 2010 года в удовлетворении иска отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 21 июня 2010 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Суд при рассмотрении дела в надзорном порядке пришел к заключению, что судами при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, выразившиеся в следующем.

В соответствии со ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Общим имуществом супругов являются приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Из смысла вышеназванной нормы закона следует, что для признания имущества общей совместной собственностью супругов требуется наличие обстоятельств, указывающих на то, что имущество было приобретено именно за счет общих доходов супругов.

Согласно материалам дела И. состояла в браке с А. с 27 февраля 1971 года. В период брака И. и А. приобрели жилой дом, право собственности на который было зарегистрировано за А.

Данные обстоятельства сторонами не оспариваются.

Брак И. и А. был расторгнут 14 января 1986 года. Раздел совместно нажитого имущества ими не производился.

Ответчиком Т. заявлено о применении срока исковой давности к заявленным исковым требованиям.

При таких обстоятельствах по данному делу юридически значимым и подлежащим доказыванию является выяснение вопроса о том, когда истец узнала или должна была узнать о нарушении своего права.

То обстоятельство, что истец в 1993 году добровольно выехала из дома и стала проживать у своей матери, ошибочно, в нарушение ст. 236 ГК РФ расценено судом первой и второй инстанций как отказ И. от права собственности на дом, поскольку неосуществление собственником правомочий по пользованию и владению имуществом само по себе не свидетельствует о его отказе от права собственности на имущество. Кроме того, из дела видно, что не проживая в доме с 1993 года, истица продолжала определенное время им пользоваться, интерес к имуществу не утратила.

В силу п. 7 ст. 38 СК РФ к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности.

В соответствии с п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 года N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут ( п. 7 ст. 38 СК РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде — дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права ( п. 1 ст. 200 ГК РФ).

Данный порядок определения начала течения срока давности по требованию о разделе общего совместного имущества разведенных супругов означает, что при отсутствии каких-либо нарушений права собственности бывшего супруга (как в случае продолжения совместного пользования общим имуществом, так и в случае добровольного неосуществления бывшим супругом правомочий по пользованию таким имуществом) срок давности не начинает течь.

Сам факт нахождения общего имущества у супруга не составляет нарушения права другого супруга. В связи с этим отсутствие раздела совместно нажитого имущества, само по себе, не нарушало прав истицы, как ошибочно указали суды в обжалуемых постановлениях. Лишь с того момента, когда супруг, владеющий имуществом, откажется выделить соответствующую часть другому, начинает течь срок исковой давности.

Доказательств, подтверждающих, что А. совершил до своей смерти какие-либо действия, нарушающие права истицы как собственника части дома, в деле не имеется. Проживая в доме с ответчицей Т., А. не совершал действий по распоряжению общим имуществом бывших супругов.

Выводы судов первой и кассационной инстанций о том, что для истца было очевидным нарушение ее прав выселением из дома сына и вселением в него Т., что истец должна была заявить о своих правах на дом после вступления А. в брак с Т., что права истца на спорное домовладение были нарушены также отсутствием раздела имущества после расторжения брака с А., противоречат закону и вышеуказанным разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ.

Как видно из дела, брак между супругами был расторгнут в 1986 году, а о распоряжении бывшим супругом общим совместно нажитым в браке имуществом истица узнала после его смерти в декабре 2009 года, когда ей стало известно о завещании А. всего домовладения ответчикам.

Таким образом, при исчислении срока исковой давности судами первой и кассационной инстанций были допущенные существенные нарушения норм материального права, без устранения которых невозможна гарантированная законом защита права собственности гражданина.

Дело направлено на новое рассмотрение по существу во Фрунзенский районный суд г. Иваново в ином составе судей.

Постановление по делу N 44г-0026/2010

Производство по делам об административных правонарушениях

1. Судом нижестоящей инстанции не учтен ряд обстоятельств, в совокупности свидетельствующих о малозначительности совершённого правонарушения и возможности применения положений статьи 2.9 Кодекса об административных правонарушениях РФ.

Постановлением заместителя руководителя Управления Федеральной антимонопольной службы по Ивановской области (далее — УФАС по Ивановской области) от 28 апреля 2010 года К., как должностное лицо, привлечен к административной ответственности по ст. 9.15 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 20000 рублей за опубликование субъектом розничного рынка электрической энергии — ООО «К» информации о своей деятельности с нарушением установленного срока.

К., полагая, что в данном случае имеются основания для признания совершенного административного правонарушения малозначительным и прекращения производства по делу, обратился в суд с жалобой на указанное постановление.

Решением судьи Родниковского районного суда Ивановской области от 18 августа 2010 года постановление заместителя руководителя УФАС по Ивановской области оставлено без изменения.

Суд, оценивая возможность прекращения дела в связи с малозначительностью, не усмотрел оснований к этому, поскольку настоящая информация является важной для заинтересованных лиц, и её непредставление влечет угрозу охраняемым законом общественным интересам в сфере электроэнергетики, так как затрудняет осуществление государственного контроля за деятельностью территориальной сетевой организации.

Судья Ивановского областного суда при проверке законности и обоснованности по жалобе К. вынесенных постановлений пришел к заключению, что вывод суда об отсутствии оснований для признания совершенного К. административного правонарушения малозначительным сделан без учета ряда обстоятельств.

Основной деятельностью ООО «К» является производство текстильной ткани, и оно осуществляет поставку электрической энергии на территории К-го сельского поселения Р-го района Ивановской области только одному получателю ООО «Б», через которое обеспечивается электрической энергией население поселка.

Опубликование необходимой информации направлено на расширение экономических связей в условиях конкуренции. Как пояснил представитель К. других предприятий или организаций, которым данное общество могло бы предоставлять электрическую энергию с учетом его мощности, в месте расположения не имеется.

Вся необходимая информация о деятельности ООО «К» как субъекта розничного рынка электрической энергии, размещалась в сети «Интернет» и предоставлялась по запросам заинтересованным организациям.

Кроме этого необходимая информация в конечном итоге была опубликована ООО «К» 14 апреля 2010 года в официальном печатном издании «Ивановская газета».

Таким образом, совокупность изложенных обстоятельств должна быть учтена при применении положений ст. 2.9 КоАП РФ, что отвечает принципу справедливости, гарантированному статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Решением судьи Ивановского областного суда от 6 сентября 2010 года постановление заместителя руководителя УФАС по Ивановской области от 28 апреля 2010 года и решение судьи Родниковского районного суда Ивановской области от 18 августа 2010 года отменены, производство по делу в отношении К. прекращено в соответствии со ст. 2.9 КоАП РФ в связи с малозначительностью совершённого им правонарушения, К. объявлено устное замечание.

Решение по делу N 21-0167/2010

2. Право на проведение должностными лицами органов внутренних дел проверок соблюдения субъектами предпринимательской деятельности законодательства, регулирующего финансовую, хозяйственную, предпринимательскую и торговую деятельность, аннулировано Федеральным законом от 26.12.2008 года N 293-ФЗ.

Постановлением судьи Кинешемского городского суда Ивановской области от 3 марта 2010 года Л. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.4 КоАП РФ и подвергнута наказанию в виде административного приостановления деятельности сроком на 60 суток без конфискации товаров.

Заместитель председателя Ивановского областного суда, рассмотрев протест первого заместителя прокурора Ивановской области, судебное решение отменил по следующим основаниям.

Право на проведение должностными лицами органов внутренних дел проверок при наличии данных о влекущем уголовную или административную ответственность нарушении законодательства, регулирующего финансовую, хозяйственную, предпринимательскую и торговую деятельность, было предусмотрено п. 25 ст. 11 Закона РФ от 18.04.1991 г. N 1026-1 «О милиции».

Однако в связи с вступлением с 10 января 2009 г. в силу Федерального закона от 26.12.2008 г. N 293-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части исключения внепроцессуальных прав органов внутренних дел РФ, касающихся проверок субъектов предпринимательской деятельности» указанная выше норма, позволявшая милиции проводить подобные проверки, утратила силу.

При таких обстоятельствах правовые основания проведения сотрудником ОБППР УВД по Кинешемскому муниципальному району проверки субъекта предпринимательской деятельности Л. с последующим составлением протокола об административном правонарушении отсутствовали.

Анализ вышеуказанного правового акта судьей произведен не был, что свидетельствует о невыполнении федеральным судьёй в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении требования закона о необходимости полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела, указанное явилось основанием к отмене обжалуемого судебного решения.

Постановление по делу N 4а-144/2010

3. Постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении в отношении главного бухгалтера по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 24.5 КоАП РФ, — для привлечения к дисциплинарной ответственности, незаконно.

Постановлением мирового судьи судебного участка N 1 г. Приволжска Ивановской области от 22 апреля 2010 года производство по делу в отношении Р. по ст. 15.11 КоАП РФ прекращено.

Заместитель председателя Ивановского областного суда, рассмотрев протест заместителя прокурора Ивановской области, судебное решение отменил, указав следующее.

Из материалов дела усматривается, что в период с 25 августа 2009 года по 30.12.2009 года Межрайонной ИФНС России N 4 по Ивановской области была проведена выездная налоговая проверка ООО «Я.» (далее — общество) по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период с 01.07.2007 г. по 31.12.2008 г.

По результатам проверки согласно акту от 04.02.2010 г. установлено грубое искажение суммы начисленных налогов и сборов по единому социальному налогу и страховым взносам на ОПС за 2007г.-2008г., более, чем на 10 %.

04.02.2010 года в отношении Р., являющейся главным бухгалтером общества, составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ст. 15.11 КоАП РФ.

Мировой судья, установив вину Р. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 15.11 КоАП РФ, принял решение о прекращении производства по делу, ссылаясь на ч. 2 ст. 24.5 КоАП РФ, которая предусматривает, что в случае, когда административное правонарушение совершено военнослужащим, гражданином, призванным на военные сборы, или лицом, имеющим определенное специальное звание, производство по делу после выяснения всех обстоятельств совершенного правонарушения подлежит прекращению для привлечения данного лица к дисциплинарной ответственности. Между тем, основания для прекращения производства по делу и применения данной нормы права судом не мотивированы.

Вышеизложенное свидетельствует о невыполнении мировым судьей должным образом в ходе производства по делу в отношении Р. требования закона о необходимости полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела, что явилось основанием к отмене обжалуемого судебного постановления.

Постановление по делу N 4а-183/2010

4. Прекращение производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 7.12 КоАП РФ, признано необоснованным ввиду не соответствия вывода суда об отсутствии нарушения авторских и смежных прав при публичной ретрансляции музыкальных произведений с целью извлечения прибыли установленным обстоятельствам дела.

Постановлением судьи Ленинского районного суда г.Иваново от 17 мая 2010 года, оставленным без изменения решением судьи Ивановского областного суда от 16 июня 2010 года, производство по делу об административном правонарушении в отношении ООО «ТЦ В.» по факту нарушения авторских и смежных прав путем публичного исполнения музыкальных произведений посредством вещания радиостанции 103.6 FM «Н-Радио» с использованием при этом системы оповещения центра модели «Интер-М» прекращено за отсутствием состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 7.12 КоАП РФ.

Председатель Ивановского областного суда, рассмотрев жалобу представителя потерпевшего, принятые судебные решения отменил, указав следующее.

В соответствии с ч. 1 ст. 7.12 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за нарушение авторских и смежных прав, т.е. за ввоз, продажу, сдачу в прокат или иное незаконное использование экземпляров произведений или фонограмм в целях извлечения дохода в случаях, если экземпляры произведений или фонограмм являются контрафактными, а равно иное нарушение авторских и смежных прав в целях извлечения дохода, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ.

Однако ни судом первой, ни судом второй инстанций не выяснена цель, с которой ООО «ТЦ В.» осуществляла трансляцию радиопередачи, хотя из материалов дела, в частности устава «ТЦ В.» следует, что действия торгового центра направлены на расширение рынка товаров, услуг и извлечение прибыли. При таких обстоятельствах указание в судебных решениях на бесплатный вход в торговый центр нельзя признать достаточным для вывода об отсутствии в действиях «ТЦ В.» цели извлечения дохода и состава административного правонарушения.

Кроме того судом первой инстанции установлено, что 11 марта 2010 г. в «ТЦ В.» посредством вещания радиостанции 103,6 FM «Н-Радио» через систему оповещения торгового центра публично исполнялись музыкальные произведения, т.е. фактически осуществлялась ретрансляция, представляющая собой прием и одновременную передачу радиопрограммы через промежуточный пункт. В данной ситуации таким промежуточным пунктом, осуществившим ретрансляцию, явился «ТЦ В.».

Вышеуказанное свидетельствует о несоответствии выводов суда первой инстанции и согласившегося с ним суда второй инстанции установленным обстоятельствам дела, что явилось основанием к отмене обжалуемых судебных решений.

Постановление по делу N 4а-207/2010

5. Административное выдворение за пределы Российской Федерации признано несоответствующим положениям статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года. Назначение дополнительного наказания по ч. 1 ст. 18.8 КоАП РФ в виде выдворения без принятия решения о назначении основного наказания противоречит требованиям закона.

Постановлением судьи Родниковского районного суда Ивановской области от 13 мая 2010 года Г. признана виновной в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 18.8 КоАП РФ, и подвергнута административному наказанию в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации с содержанием в специальном приёмнике УВД Ивановской области до исполнения постановления об административном выдворении за пределы Российской Федерации.

Определением судьи Родниковского районного суда Ивановской области от 14 мая 2010 года установлен срок содержания Г. в специальном приёмнике УВД Ивановской области.

Заместитель председателя Ивановского областного суда, рассмотрев протест исполняющего обязанности прокурора Ивановской области, принятые судебные решения отменил, указав следующее.

При решении вопроса о назначении в качестве меры наказания административного выдворения за пределы Российской Федерации иностранного гражданина необходимо учитывать положения статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года.

Исходя из содержания указанной нормы международного права, которая в соответствии с положениями ч. 4 ст. 15 , ч. 1 ст. 17 Конституции Российской Федерации подлежит применению в Российской Федерации, каждому лицу гарантировано право на уважение его семейной жизни. Вмешательство в осуществление этого права допускается лишь исключительно в интересах и целях, перечисленных в п. 2 данной нормы.

В ходе рассмотрения дела в отношении Г., возражавшей против применения в качестве меры наказания административного выдворения за пределы Российской Федерации, судом установлен факт проживания на территории Российской Федерации членов её семьи — сына и матери, являющихся гражданами Российской Федерации, а также дочери.

Несмотря на это, судьёй при назначении Г. указанного административного наказания не приведено в постановлении веских оснований, которые позволяют придти к выводу о том, что подобное решение не станет препятствием к реализации Г. права, гарантированного упомянутой статьёй 8 Конвенции, и принято для достижения целей, перечисленных в пункте 2 этой статьи. Указание в постановлении на то, что Г. нигде не работает и не имеет средств к существованию, не соответствует её пояснениям в судебном заседании, и, учитывая отсутствие сведений о привлечении Г. к ответственности за имущественные правонарушения, не выглядит убедительно мотивированным.

Кроме того, принимая решение о назначении Г. по части 1 статьи 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административного выдворения за пределы Российской Федерации в качестве основного вида наказания, судьёй не принято во внимание следующее.

Согласно положениям ст. 3.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина может применяться в качестве как основного, так и дополнительного административного наказания. В соответствии с ч. 3 данной статьи за одно правонарушение может быть назначено одно основное либо основное и дополнительное административное наказание. Санкцией ч. 1 ст. 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрено наказание в виде административного штрафа в размере от двух тысяч до пяти тысяч рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации или без такового. Следовательно, за указанное правонарушение административное выдворение за пределы Российской Федерации предусмотрено в качестве дополнительного наказания.

Назначение дополнительного наказания без принятия решения о назначении основного наказания противоречит требованиям закона, что явилось основанием к отмене обжалуемых судебных решений.

Постановление по делу N 4а-216/2010

6. Прекращение производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, признано необоснованным ввиду не соответствия вывода суда об отсутствии вины в совершении правонарушения.

Постановлением мирового судьи судебного участка N 1 Верхнеландеховского района Ивановской области от 28 июня 2010 года производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, в отношении Р. прекращено в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Председатель Ивановского областного суда, рассмотрев протест заместителя прокурора Ивановской области, судебное решение отменил, указав следующее.

Постановлением по делу об административном правонарушении от 02 апреля 2010 года, вынесенным заместителем руководителя Управления Россельхознадзора по Костромской и Ивановской областям, Р. привлечен к административной ответственности по ст. 10.2 КоАП РФ c назначением административного наказания в виде административного штрафа в размере 400 рублей.

Дело об административном правонарушении рассмотрено в отсутствие Р., копия постановления направлена ему по почте и получена им, как свидетельствует уведомление, 07 апреля 2010 года.

Судебное постановление отвечает требованиям, предъявляемым к его содержанию статьёй 29.10 . КоАП РФ.

Вместе с тем, в постановлении по делу об административном правонарушении в отношении Р. дополнительно к сведениям, предусмотренным ст. 29.10 . КоАП РФ, указано о сроке вступления постановления в законную силу, об обязательности его для исполнения и о предусмотренной частью 1 ст. 20.25 КоАП РФ ответственности за неуплату административного штрафа.

Вышеуказанное свидетельствует о том, что необходимыми и достаточными для исполнения постановления сведениями Р. обладал.

Постановление вступило в законную силу 20 апреля 2010 года.

Следовательно, обязанность уплатить штраф возникла 20 апреля 2010 года.

Часть 1 ст. 32.2 КоАП РФ предоставляет возможность исполнить такую обязанность в течение 30 дней.

Согласно квитанции от Р. судебным приставом-исполнителем в счёт уплаты административного штрафа 17 июня 2010 года принято 400 рублей.

Вышеуказанные обстоятельства мировым судьей при рассмотрении дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, в отношении Р. не были приняты во внимание, что явилось основанием к отмене обжалуемого судебного решения.

Вместе с тем в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности, предусмотренного ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ, в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, производство по делу об административном правонарушении в отношении Р. прекращено.

Постановление по делу N 4а-231/2010

7. Соединение в одно производство протоколов об административных правонарушениях, составленных в отношении одного и того же лица за разные правонарушения, КоАП РФ не предусмотрено. При совершении лицом двух и более правонарушений, административное наказание назначается за каждое совершенное правонарушение.

Постановлением мирового судьи судебного участка N 1 г. Фурманов Ивановской области от 21 мая 2010 года Ш. привлечен к административной ответственности по ст.ст. 19.7 и 15.6 ч. 1 КоАП РФ и подвергнут административному наказанию в виде штрафа.

Председатель Ивановского областного суда, рассмотрев протест заместителя прокурора Ивановской области, принятое судебное решение отменил, указав следующее.

Из материалов дела усматривается, что руководитель ООО «Г.» Ш. в разное время совершил два самостоятельных деяния, ответственность за которые предусмотрена ст. 19.7 и ч. 1 ст. 15.6 КоАП РФ соответственно.

Определениями мирового судьи от 07 мая и 19 мая 2010 года рассмотрение дел об указанных административных правонарушении в отношении Ш. назначено на 21 мая 2010 года в 14.00 часов.

Постановлением мирового судьи от 21 мая 2010 года протоколы об административных правонарушениях в отношении Ш. соединены в одно производство. Своё решение мировой судья мотивировал тем, что правонарушения совершены одним и тем же лицом.

Главой 29 КоАП РФ, регламентирующей рассмотрение дела об административном правонарушении, соединение в одно производство протоколов об административных правонарушениях, составленных в отношении одного и того же лица, не предусмотрено.

Несмотря на это, указанное действие мировым судьёй было произведено, что повлекло при назначении административного наказания Ш. ошибочное применение положений части 2 ст. 4.4 КоАП РФ.

В соответствии с данной нормой закона при совершении лицом одного действия (бездействия), содержащего составы административных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена двумя и более статьями (частями статей) настоящего Кодекса и рассмотрение дел о которых подведомственно одному и тому же судье, органу, должностному лицу, административное наказание назначается в пределах санкции, предусматривающей назначение лицу, совершившему указанное действие (бездействие), более строгого административного наказания.

Мировой судья, рассматривая дела о двух правонарушениях и признав Ш. виновным в их совершении, был обязан применить положения части 1 ст. 4.4 КоАП РФ, согласно которой при совершении лицом двух и более административных правонарушений административное наказание назначается за каждое из них, что сделано не было.

Вышеуказанное свидетельствует о невыполнении мировым судьёй в ходе рассмотрения дел об административных правонарушениях требования закона о необходимости полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела, что явилось основанием к отмене обжалуемого судебного решения.

Вместе с тем в связи с истечением предусмотренного ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ срока давности привлечения Ш. к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ, в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном указанной нормой закона, в отношении него прекращено.

Постановление N 4а-237/2010

Обзор документа

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ: