Коммерческий подкуп ст204 ук рф считается оконченным с момента

Понятие и признаки коммерческого подкупа

Ответственность за преступление, предусматривающее ответственность за коммерческий подкуп, установлена ст. 204 УК РФ. Нормы данной статьи фактически устанавливают ответственность за два различных деяния:
1) незаконную передачу лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное оказание ему услуг имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением (ч. ч. 1 и 2 ст. 204 УК РФ);
2) незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное пользование услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением (ч. ч. 3 и 4 ст. 204 УК РФ).
Общественная опасность данных деяний заключается в посягательстве на нормальное функционирование рыночной экономики, сопряжено с нарушением прав и законных интересов участников экономических отношений, причинения им ущерба, подрывом доверия в обществе в области взаимодействия негосударственных хозяйствующих субъектов.

Состав преступления, предусматривающего ответственность за коммерческий подкуп.

Основным объектом преступления, предусматривающего ответственность за коммерческий подкуп, является нормальная управленческая деятельность коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным органом или учреждением.
Согласно п.7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 года №6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» (далее Постановление), решая вопрос о наличии либо отсутствии в действиях лица состава преступления, следует исходить из того, что под коммерческой организацией в соответствии со статьей 50 ГК РФ следует понимать организацию (юридическое лицо), которая в качестве основной цели своей деятельности преследует извлечение прибыли (например, хозяйственное товарищество и общество, производственный кооператив, государственное и муниципальное унитарное предприятие). При этом необходимо учитывать, что унитарное предприятие, являясь в силу статьи 113 ГК РФ коммерческой организацией, не наделено правом собственности на закрепленное за ним собственником (учредителем) имущество, в отношении которого оно осуществляет лишь хозяйственное ведение или оперативное управление (статьи 114 и 115 ГК РФ).
К некоммерческой организации, которая не является органом государственной власти или местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, в соответствии с гражданским законодательством относятся потребительский кооператив, общественное объединение или религиозная организация, благотворительные и иные фонды, а также учреждение, которое создается собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера (статьи 50 и 120 ГК РФ).
Предметом коммерческого подкупа являются деньги, ценные бумаги, иное имущество, а также незаконное оказание услуг имущественного характера. Под выгодами имущественного характера следует понимать занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами, которые должны получить денежную оценку в приговоре суда.
С объективной стороны коммерческий подкуп по ч. ч. 1 и 2 ст.204 УК РФ состоит в незаконной передаче лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно в незаконном оказании ему услуг имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего, в связи с занимаемым этим лицом служебным положением.
Под передачей денег, ценных бумаг, иного имущества или оказанием услуг имущественного характера понимаются любые действия виновного, направленные на вручение получателю ценностей имущественного характера, а также любое поддающееся легальной имущественной оценке безвозмездное удовлетворение потребностей лица, не приносящее прибыли, выгод или иных преимуществ коммерческой или иной организации, в которой подкупаемое лицо выполняет свои обязанности.
Также необходимой характеристикой объективной стороны коммерческого подкупа является незаконность совершения указанных действий.
Объективная сторона коммерческого подкупа по ч. ч. 3 и 4 ст. 204 УК РФ выражается в незаконном получении денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно в незаконном пользовании услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением. При этом получением является принятие денег, ценных бумаг, иного имущества или услуги имущественного характера, независимо от способа такого принятия.
Обязательным признаком является взаимосвязь между полученным лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, незаконным вознаграждением или предоставленной услугой имущественного характера и готовностью данного лица на совершение действия либо несовершение действия (бездействия) с использованием своих служебных полномочий в интересах дающего.
Состав преступления, предусматривающего ответственность за коммерческий подкуп формальный. Преступление считается оконченным с момента передачи (получения) хотя бы части незаконного вознаграждения.
Согласно п.11 Постановления, в случаях, когда лицо, осуществляющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, отказалось принять предмет коммерческого подкупа, лицо, передающее предмет подкупа, несет ответственность за покушение на преступление, предусмотренное соответствующей частью статьи 204 УК РФ. Также, если обусловленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, не зависящим от воли лиц, пытавшихся передать или получить предмет взятки или подкупа, содеянное ими следует квалифицировать как покушение на получение либо дачу взятки или незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе. Высказанное намерение в получении либо передачи предмета подкупа, не может быть квалифицировано как коммерческий подкуп в том случае, если лицо не предприняло никаких действий для реализации своего намерения.
Субъективная сторона незаконной передачи предмета подкупа характеризуется виной в виде прямого умысла, т.е. лицо осознает, что передает незаконное вознаграждение за совершение действий в интересах дающего в связи с занимаемым управляющим служебным положением, и желает совершить передачу. Субъективная сторона составов преступления, предусмотренного ч. ч. 3 и 4 ст.204 УК РФ, также характеризуется прямым умыслом, т.е виновный осознает, что незаконно получает деньги, ценные бумаги или иное имущество либо незаконно получает услугу имущественного характера за совершение или воздержаться от каких-либо действий в интересах дающего с использованием служебного положения, и желает получить имущество либо услугу имущественного характера.
Субъект передачи коммерческого подкупа общий – вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет.
Субъект получения незаконного имущественного вознаграждения специальный, им может быть только лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, обладающее признаками, предусмотренными в примечании 1 к ст. 201 УК РФ. Согласно данному примечанию, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением признается лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях.

Согласно примечанию к ст. 204 УК РФ лицо, совершившее деяния, предусмотренные ч.ч. 1 или 2 ст. 204 УК РФ, освобождается от уголовной ответственности, если оно активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления либо в отношении его имело место вымогательство, либо это лицо добровольно сообщило о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

ПОЗИЦИИ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОТНОСИТЕЛЬНО МОМЕНТА ОКОНЧАНИЯ ПОЛУЧЕНИЯ, ДАЧИ ВЗЯТКИ,
ПОСРЕДНИЧЕСТВА ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ, КОММЕРЧЕСКОГО ПОДКУПА

Одним из наиболее проблемных вопросов квалификации взяточничества и коммерческого подкупа является определение момента окончания преступления. Ему посвящены пп. 10—13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» от 9 июля 2013 г. № 24. Принятию данного Постановления предшествовало обсуждение его проекта на научно-практической конференции «Актуальные вопросы квалификации преступлений коррупционной направленности», состоявшейся в Верховном Суде Российской Федерации 28 марта 2013 г., а также на страницах юридической печати. Постановление во многом воспроизвело и развило положения ранее действовавшего постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10 февраля 2000 г. № 6. В нем также содержатся ответы на ряд новых вопросов, которые возникли в связи с включением в Уголовный кодекс Российской Федерации (УК РФ) состава посредничества во взяточничестве (ст. 2911). Кроме того, Пленум Верховного Суда Российской Федерации попытался ответить на некоторые старые дискуссионные в доктрине уголовного права вопросы.

1. В пункте 10 постановления «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» сформулировано общее правило определения момента окончания преступлений, предусмотренных ст.ст. 204, 290, 291, 2911 УК РФ: «Получение и дача взятки, а равно незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, посредничество во взяточничестве в виде непосредственной передачи взятки считаются оконченными с момента принятия должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, хотя бы части передаваемых ему ценностей (например, с момента передачи их лично должностному лицу, зачисления с согласия должностного лица на счет, владельцем которого оно является). При этом не имеет значения, получили ли указанные лица реальную возможность пользоваться или распоряжаться переданными им ценностями по своему усмотрению».

Пленум Верховного Суда Российской Федерации остался верен позиции, которая отражалась в ранее действовавшем постановлении «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе». Эти преступления надо считать оконченными с момента принятия должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, хотя бы части передаваемых ему ценностей. Данное правило Пленум предлагает распространить и на момент окончания посредничества во взяточничестве в виде непосредственной передачи взятки.

В теории уголовного права ряд авторов настаивают на том, чтобы признавать указанные преступления оконченными с момента, когда у получателя незаконного вознаграждения появляется реальная возможность пользоваться или распоряжаться переданными ценностями по своему усмотрению. Фактически предлагается определить момент окончания преступления

точно так же, как это сделано в отношении хищения. В качестве аргумента высказывается положение о том, что получение взятки — это корыстное преступление, соответственно, пока не появится возможность реализовать корыстную цель, преступление не следует признавать оконченным(1). Однако Пленум Верховного Суда Российской Федерации справедливо отказался от такого подхода и сохранил преемственность. Ведь составы взяточничества сформулированы по типу формальных, и их основным объектом является не собственность, а государственная власть и интересы службы, которым причиняется вред независимо от того, появилась или нет реальная возможность пользоваться и распоряжаться переданными средствами(2).

В постановлении «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» приводятся примеры определения момента окончания преступления (с момента передачи средств лично должностному лицу, зачисления с согласия должностного лица на счет, владельцем которого оно является). Однако некоторые варианты взяточничества заслуживают отдельного внимания при рассмотрении вопроса о моменте окончания преступления.

Так, если взятка передается через посредника, то моментом окончания получения взятки будет признаваться момент получения ценностей должностным лицом, а не посредником. Если посредник не передал ценности должностному лицу, содеянное надлежит оценивать как покушение на получение взятки.

Если незаконное вознаграждение должностному лицу зачисляется на его счет в банке, то моментом окончания преступления следует признавать время зачисления денег на счет при условии, что должностное лицо об этом осведомлено.

Бывает так, что взяткодатель сначала одаривает родственников должностного лица, а потом предлагает последнему выполнить в его пользу определенные действия. Если в такой ситуации должностное лицо соглашается, то имеет место получение им взятки, которое следует признавать оконченным с момента, когда должностное лицо «одобрило» подарок.

2. Неоднозначно в теории и на практике решается вопрос квалификации взяточничества — установления момента окончания получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве как совершенных в значительном, крупном, особо крупном размере при получении части ценностей, не составляющей значительного, крупного, особо крупного размера, если предполагалось получить их в соответствующем размере. Предлагаются следующие варианты квалификации:

1) содеянное квалифицируется как оконченное преступление, совершенное в значительном, крупном, особо крупном размере, с момента принятия хотя бы части, если предполагалось получить ценности в соответствующем размере(3);

2) содеянное требует квалификации по совокупности преступлений: как покушение на преступление, совершенное в значительном, крупном, особо крупном размере, и оконченное преступление в размере фактически переданных ценностей(4);

3) имеет место покушение на преступление, совершенное в значительном, крупном, особо крупном размере. Дополнительной квалификации не требуется(5).

В судебной практике на уровне решений Верховного Суда Российской Федерации встречались два первых варианта квалификации. В доктрине доминирующей является позиция, отраженная в третьем варианте.

Сторонники первого из перечисленных подходов исходят из общего правила определения момента окончания преступлений, образующих взяточничество. Согласно данному правилу преступление считается оконченным с момента принятия должностным лицом хотя бы части ценностей. При этом предполагается, что составы взяточничества, совершенного в значительном, крупном и особо крупном размере, являются усеченными, значит, достаточно начать действовать с намерением совершить преступление в значительном, крупном или особо крупном размере.

Второй вариант основан на том, что составы взяточничества формальные, размер взятки является признаком объективным, для признания оконченными соответствующих преступлений требуется, чтобы должностное лицо приняло взятку в значительном, крупном или особо крупном размере. Поэтому нельзя вменять оконченное преступление. В то же время, коль фактически содеянное образует признаки оконченного преступления, требуется помимо покушения на преступление в значительном, крупном или особо крупном размере вменять еще и оконченное преступление в размере фактически полученных должностным лицом ценностей. Подобная логика квалификации при частичной реализации умысла в теории уголовного права не нова. Она применяется, и давно, при квалификации попыток убийства двух и более лиц, когда смерть причиняется только одному потерпевшему (см. п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г. № 1).

Третий вариант, как и второй, предполагает, что размер взятки — это признак объективный, следовательно, как совершенное в значительном, крупном и особо крупном размере преступление не может признаваться оконченным до тех пор, пока должностное лицо не получит ценности в соответствующем размере. В то же время недопустима совокупность покушения на преступление и оконченного преступления, поскольку будет иметь место двойное вменение одних и тех же действий, которое в силу ст. 6 УК РФ (принцип справедливости) является незаконным.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации остановил свой выбор на первом подходе, посчитав тем самым, что определение момента окончания взяточничества не зависит от размера переданных ценностей. В постановлении Пленума «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» предусмотрено: «Если взяткодатель (посредник) намеревался передать, а должностное лицо — получить взятку в значительном или крупном либо в особо крупном размере, однако фактически принятое должностным лицом незаконное вознаграждение не образовало указанный размер, содеянное надлежит квалифицировать как оконченные дачу либо получение взятки или посредничество во взяточничестве соответственно в значительном, крупном или особо крупном размере. Например, когда взятку в крупном размере предполагалось передать в два приема, а взяткополучатель был задержан после передачи ему первой части взятки, не образующей такой размер, содеянное должно квалифицироваться по пункту “в” части 5 статьи 290 УК РФ».

Единственный аргумент, который был высказан докладчиком проекта постановления, — «так сложилась судебная практика»(1). Об этом «преимуществе» принятого Пленумом варианта разъяснения говорили и авторы проекта(2). Доводов уголовно-правового характера приведено не было.

Данная рекомендация представляется ошибочной и в известной степени не согласуется с общим подходом к оценке посягательства при частичной реализации умысла. Составы получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве в значительном, крупном, особо крупном размере не являются усеченными, они сконструированы по типу формального. Размер взятки (значительный, крупный, особо крупный) — это признак объективный, а не субъективный. Применительно к составам других преступлений (ст.ст. 146, 2281 УК РФ и др.) этот термин толкуется именно как признак объективной стороны. Для окончания преступления требуется, чтобы присутствовали все объективные признаки, в том числе и размер. Например, сбыт наркотических средств в крупном размере считается оконченным, если приобретателю был передан наркотик именно в крупном размере. Если передана только часть наркотического средства, не составляющая крупного размера, содеянное квалифицируется как покушение на сбыт наркотика в крупном размере(1).

Ссылка на судебную практику не выдерживает критики, поскольку судебная практика противоречива, не объясняет даваемой квалификации, во многом обусловлена общим разъяснением Пленума Верховного Суда Российской Федерации о моменте окончания получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве, не учитывающим юридически значимый размер. Обращение к п. 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г. № 29 также несостоятельно. Там речь идет о квалификации разбоя, совершаемого с целью хищения в крупном размере. Однако состав разбоя усеченный. Признак размера отнесен законодателем к цели преступления. В составах получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве размер — это объективный признак. Почему же сделано исключение для составов взяточничества? Приемлемого объяснения нет.

Из изложенного следует, что в случаях взяточничества в значительном, крупном и особо крупном размере преступление признается оконченным не с начала передачи ценностей при наличии намерения передать их в соответствующем размере, а с момента передачи в значительном, крупном или особо крупном размере.

Данное Пленумом Верховного Суда Российской Федерации разъяснение ухудшает в значительной степени положение виновных лиц, поскольку вместо покушения на преступление будет вменяться оконченное преступление. Кроме того, становится невозможным добровольный отказ от получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве в значительном, крупном или особо крупном размере, если получена часть незаконного вознаграждения. В связи с этим рекомендация Пленума вряд ли подлежит использованию при квалификации рассматриваемых преступлений.

3. Имеются особенности при определении момента окончания получения или дачи взятки, посредничества во взяточничестве или коммерческого подкупа в случае, когда предметом преступления является незаконное оказание услуг имущественного характера. Теоретически возможны, по меньшей мере, два подхода. Согласно первому преступление следует считать оконченным с момента начала оказания такой услуги. Второй вариант предполагает, что преступление будет оконченным с момента, когда услуга предоставлена.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» дается рекомендация, в соответствии с которой преступление будет оконченным с начала выполнения действий,

непосредственно направленных на приобретение имущественных выгод. В пункте 11 Постановления предусмотрено: «В тех случаях, когда предметом получения или дачи взятки, посредничества во взяточничестве либо коммерческого подкупа является незаконное оказание услуг имущественного характера, преступление считается оконченным с начала выполнения с согласия должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, действий, непосредственно направленных на приобретение ими имущественных выгод (например, с момента уничтожения или возврата долговой расписки, передачи другому лицу имущества в счет исполнения обязательств взяткополучателя, заключения кредитного договора с заведомо заниженной процентной ставкой за пользование им, с начала проведения ремонтных работ по заведомо заниженной стоимости)».

Этой рекомендацией в целом выдерживается логика, согласно которой получение, дача взятки, посредничество во взяточничестве, коммерческий подкуп окончены с момента принятия должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, хотя бы части взятки или предмета коммерческого подкупа. Начал получать — преступление окончено независимо от того, что не смог получить все.

Эту логику следует считать обоснованной для преступлений, в которых размер не имеет квалификационного значения. Однако если речь идет о преступлениях, в которых значительный, крупный, особо крупный размер является квалифицирующим признаком, данный подход представляется не отвечающим требованиям закона. Для признания оконченными преступлений, совершенных в значительном, крупном и особо крупном размере, требуется, чтобы была оказана услуга соответствующей стоимости.

Представляет интерес еще один вопрос, связанный с особенностью такого предмета взяточничества, коммерческого подкупа, как оказание услуг имущественного характера. Это определение размера в случае, когда услуга до конца не выполнена. Хотя Пленум прямого ответа на данный вопрос не дает, тем не менее из подхода к установлению момента окончания преступления можно заключить, что размер взятки, коммерческого подкупа будет определяться стоимостью услуги в целом.

Эта логика представляется неприемлемой для исчисления размера взятки, коммерческого подкупа и была подвергнута справедливой критике. Правильным видится подход к определению размера взятки, коммерческого подкупа, который бы учитывал стоимость услуги, которую предполагалось оказать должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, и стоимость реально выполненных работ в счет этой услуги.

4. Дачу и получение взятки в теории уголовного права иногда называют «парными» преступлениями. Это значит, что одно без другого совершаться не может. Посредничество во взяточничестве в типичном случае имеет место, если совершаются два других преступления — дача и получение взятки. Эта особенность рассматриваемых преступлений приводит к тому, что прекращение одного преступления делает невозможным совершение другого. Например, если взяткодатель отказался от передачи взятки должностному лицу, то это автоматически делает невозможным получение взятки. В связи с этим требуется сформулировать правила квалификации действий лиц, которые не могут продолжить преступление, поскольку другие лица отказались от совершения своих преступлений.

Также парными являются и составы коммерческого подкупа: незаконная передача лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества и незаконное получение этим лицом указанных предметов.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 12 постановления «О судеб-ной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» предлагает квалифицировать действия лица, непосредственно направленные на передачу взятки или предмета коммерческого подкупа, в случае если должностное лицо или лицо, осуществляющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, отказалось принять взятку или предмет коммерческого подкупа, как покушение на преступление,

предусмотренное ст. 291 или ст. 2911 УК РФ, ч. 1 или ч. 2 ст. 204 УК РФ.

Позиция Пленума Верховного Суда Российской Федерации в точности соответствует УК РФ. Отказ получателя взятки или предмета коммерческого подкупа от совершения преступления является обстоятельством, препятствующим совершению парного преступления, не зависящим от лица, которое совершает это парное преступление. Поэтому есть все основания квалифицировать действия последнего как неоконченное преступление.

Сформулированное в Постановлении правило можно расширить, дополнив его ситуацией, когда при наличии предварительной договоренности с получателем о передаче ему незаконного вознаграждения от совершения преступления отказываются взяткодатель, посредник во взяточничестве или лицо, передающее предмет коммерческого подкупа. В случае их отказа от совершения преступления действия должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, следует квалифицировать как неоконченное преступление — покушение или приготовление в зависимости от того, на какой стадии оно было прервано.

Пленум формулирует правило квалификации содеянного для случая, когда условленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, не зависящим от воли лиц, действия которых были непосредственно направлены на их передачу или получение. Содеянное следует квалифицировать как покушение на дачу либо получение взятки, на посредничество во взяточничестве или на коммерческий подкуп. Данное правило в точности соответствует ч. 3 ст. 30 УК РФ. В нем идет речь о ситуациях, когда передача ценностей не произошла не по воле одного из ее участников, а по не зависящем от всех участников причинам. Например, в силу задержания сотрудниками правоохранительных органов.

5. Спорным в теории и практике является вопрос относительно квалификации получения должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, незаконного вознаграждения в ходе оперативно-розыскного мероприятия, когда переданные ценности сразу после их принятия указанными лицами изымаются сотрудниками правоохранительных органов.

Одни авторы считают, что содеянное в таком случае следует квалифицировать как оконченное преступление, поскольку момент окончания преступления определяется принятием должностным лицом, лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, незаконного вознаграждения. Факт изъятия этих ценностей после задержания указанного лица не должен влиять на квалификацию.

Другие предлагают расценивать содеянное как покушение на преступление. Главный их довод заключается в том, что должностное лицо, лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, в итоге никакого вознаграждения не получает, поскольку вознаграждение сразу же изымается. Оперативно-розыскное мероприятия в этом случае — законное средство изобличения коррупционера. В ситуации с продажей и покупкой наркотических средств, когда сделка осуществляется под контролем правоохранительных органов, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в свое время занял позицию, согласно которой содеянное по общему правилу требует квалификации как покушения на соответствующее преступление (покушения на приобретение или на сбыт наркотического средства).

Проект постановления о коррупционных преступлениях содержал два варианта решения проблемы. В ходе дискуссии при обсуждении проекта высказывались аргументы как в пользу первого варианта, так и в пользу второго.

В практике также нет единого подхода к рассматриваемой ситуации. Содеянное квалифицировалось как оконченное преступление, давалась квалификация действий должностного лица, лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, и как неоконченного преступления(1).

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 13 постановления «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» остановил свой выбор на первом варианте решения проблемы. Получение или дача взятки, в том числе через посредника, а равно получение либо передача незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, если указанные действия осуществлялись в условиях оперативно-розыскного мероприятия, должны квалифицироваться как оконченное преступление. Далее в Постановлении отмечено, что при этом не имеет значения, были ли ценности изъяты сразу после их принятия должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Встречались случаи, когда в ходе оперативно-розыскного мероприятия переданные должностному лицу ценности изъять не удалось, поскольку должностное лицо, получив их, скрылось. В такой ситуации не вызывает сомнений квалификация действий должностного лица как оконченного преступления.

Коммерческий подкуп ст204 ук рф считается оконченным с момента

Открытая общественная правовая информационная система

Задать вопрос юристу

  • Главная ›
  • Полезная литература ›
  • Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации ›
  • Раздел VIII. Преступления в сфере экономики ›
  • Глава 23. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях ›
  • Статья 204. Коммерческий подкуп

Статья 204. Коммерческий подкуп

1. Незаконная передача лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное оказание ему услуг имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением –

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, –

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

3. Незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное пользование услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением –

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до трех лет.

4. Деяния, предусмотренные частью третьей настоящей статьи, если они:

а) совершены группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

в) сопряжены с вымогательством, –

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Примечание. Лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности, если в отношении его имело место вымогательство или если это лицо добровольно сообщило о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

Объектом преступления выступают общественные отношения в сфере законной деятельности коммерческих и иных организаций.

Пленум Верховного Суда в постановлении от 10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» указал: «Решая вопрос о наличии в действиях лица состава преступления, предусмотренного статьей 204 УК РФ, судам следует исходить из того, что под коммерческой организацией в соответствии со статьей 50 ГК РФ следует понимать организацию (юридическое лицо), которая в качестве основной цели своей деятельности преследует извлечение прибыли (например, хозяйственное товарищество и общество, производственный кооператив, государственное и муниципальное унитарное предприятие). При этом необходимо учитывать, что унитарное предприятие, являясь в силу статьи 113 ГК РФ коммерческой организацией, не наделено правом собственности на закрепленное за ним собственником (учредителем) имущество, в отношении которого оно осуществляет лишь хозяйственное ведение или оперативное управление (статьи 114 и 115 ГК РФ). К некоммерческой организации, которая не является органом государственной власти или местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, в соответствии с гражданским законодательством относятся потребительский кооператив, общественное объединение или религиозная организация, благотворительные и иные фонды, а также учреждение, которое создается собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера (статьи 50 и 120 ГК РФ)».

Предметом коммерческого подкупа выступают: деньги, ценные бумаги, иное имущество, услуги имущественного характера.

Объективная сторона коммерческого подкупа выражается в двух формах:

1)незаконная передача лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации указанных предметов преступления за совершение действий (бездействия) в интересах дающего, в связи с занимаемым этим лицом служебным положением (ч. 1 ст. 204 УК РФ);

2)незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации указанных предметов преступления за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением (ч. 3 ст. 204 УК РФ).

Пункт 11 вышеупомянутого постановления Пленума специально указывает, что в случае отказа принять предмет коммерческого подкупа лицо, пытавшееся осуществить коммерческий подкуп, отвечает за покушение.

Покушением на получение предмета коммерческого подкупа будет являться:

1)договоренность о размере подкупа и действиях, которые получатель должен совершить в интересах дающего;

2)договоренность о месте и времени передачи ценностей;

3)подготовка дающим предмета подкупа;

4)совершение получателем действий, направленных на получение этого предмета, если обусловленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, не зависящим от воли лица, пытавшегося получить незаконное вознаграждение.

Не может быть квалифицировано как покушение на дачу или получение коммерческого подкупа высказанное намерение лица дать (получить) деньги, ценные бумаги, иное имущество, предоставить возможность незаконно пользоваться услугами материального характера в случаях, когда лицо для реализации высказанного намерения никаких конкретных действий не предпринимало.

Состав преступления формальный, то есть оно считается оконченным с момента передачи предмета преступления и принятия его, независимо от каких-либо последствий.

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в форме прямого умысла.

Виновный (по ч. 1 ст. 204 УК РФ) осознает, что осуществляет незаконную передачу лицу, выполняющему управленческие функции в указанных организациях предметов преступления, и желает этого. Обязательная цель — совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым положением лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Виновный (по ч. 3 ст. 204 УК РФ) осознает, что незаконно получает предмет преступления за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением.

Субъект преступления: в первом случае — любое физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста; во втором случае — лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, то есть лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации независимо от формы собственности, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением (см.: примечание 1 к ст. 201 УК РФ).

Часть 2 статьи 204 УК РФ предусматривает квалифицирующие признаки преступления, предусмотренного частью 1 статьи 204 УК РФ, совершенного:

1)группой лиц по предварительному сговору;

Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления (см.: ст. 35 УК РФ и комментарий к ней).

Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (см.: ст. 35 УК РФ и комментарий к ней).

Часть 4 статьи 204 УК РФ предусматривает квалифицирующие признаки преступления, предусмотренного частью 3 статьи 204 УК РФ, если оно:

1)совершено группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

2)сопряжено с вымогательством.

Под вымогательством следует понимать действия лица, осуществляющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, направленные на вынуждение передачи ему предмета преступления лицом, обратившимся к нему с просьбой совершения действия (бездействия) в интересах последнего, в связи с занимаемым служебным положением первого.

Примечание к статье 204 УК РФ предусматривает освобождение от уголовной ответственности лиц, совершивших деяния, предусмотренные частями первой или второй рассматриваемой статьи, если в отношении них имело место вымогательство или если эти лица добровольно сообщили о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

Коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ)

Коммерческий подкуп, наряду со взяточничеством, являются основными правонарушениями коррупционного плана, на что обращено внимание в международных документах, ратифицированных Россией, как, например, Конвенция ООН против коррупции 2003 г. и др., а также в принятых в их развитие федеральных законах: от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции»; от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» и других нормативных правовых актах. В этих документах подчеркивается, что коррупция превратилась в явление планетарного масштаба, а поскольку коррупционные язвы присущи всем странам, необходимо создать эффективные законодательные препятствия для исключения возможности дальнейшего расползания ее метастаз. В этих целях государства должны принимать в пределах своей компетенции разумные и эффективные нормативные документы, учитывающие как угрозу коррупционных явлений, гак и международный опыт, нашедший отражение в соответствующих международных документах. В данном контексте Россия включила в состав уголовно наказуемых деяний коммерческий подкуп, реализуя, таким образом, рекомендации правовых актов международного сообщества.

С позиций объективной стороны ст. 204 содержит два самостоятельных преступления, которые заключаются:

1) в незаконной передаче вознаграждения;

2) в незаконном его получении.

Часть 1 ст. 204 предусматривает ответственность за незаконную передачу лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, оказание ему услуг имущественного характера, предоставление иных имущественных прав за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением.

Объектом преступления служит нормальная правомерная деятельность коммерческих или иных организаций. Дополнительным объектом могут быть интересы граждан.

В качестве предмета рассматриваемого деяния закон называет деньги, ценные бумаги, иное имущество, услуги имущественного характера, имущественные права.

Деньги – особый объект гражданского права, который чаще всего является законным средством платежа в возмездных договорах.

Деньги – особое движимое имущество, относящееся к категории делимых вещей.

Ценная бумага – документ установленной формы и реквизитов, удостоверяющий имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении (ст. 142 ГК РФ).

Деньги и ценные бумаги являются разновидностью объектов гражданских прав, которые именуются вещами. Кроме того, ст. 128 ГК РФ причисляет к объектам гражданских прав иное имущество, которое, таким образом, приравнивается к вещам и, с позиций уголовно-правового фикционализма, представляет собой ценности, обладающие материальной или иного рода привлекательностью. И хотя, согласно ст. 128 ГК РФ, услуги имущественного характера и имущественные права, наряду с иным имуществом, также являются объектом гражданских прав и, более того, являются разновидностью имущества, в уголовном законе (ст. 204 УК РФ) они выделены особо.

Исходя из толкования понятия «незаконное оказание услуг имущественного характера», данного в абз. 2 п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» под услугами имущественного характера следует понимать как любые имущественные выгоды, в том числе освобождение от имущественных обязательств (например, предоставление кредита с заниженной процентной ставкой за пользование им, бесплатные, либо по заниженной стоимости предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи, передача имущества, в частности автотранспорта, для его временного использования, прощение долга или исполнение обязательств перед другими лицами). Предлагая понимать услуги имущественного характера как любые имущественные выгоды, данный Пленум Верховного Суда РФ прекращает, по крайней мере, на практике, спор по поводу легитимности предоставляемых услуг. В частности, проституция как услуга имущественного характера также рассматривается теперь как предмет коммерческого подкупа.

Имущественные права согласно и. 9 вышеназванного постановления Пленума Верховного Суда РФ «включают в свой состав как право на имущество, в том числе право на требование кредитора, так и иные права, имеющие денежное выражение, например, исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (ст. 1225 ГК РФ)». Такая интерпретация в постановлении имущественных прав позволяет относить к предмету преступления и такие объекты гражданско-правового интереса, которые ранее вызывали на ниве уголовно-правовой квалификации сомнения. Это, например, диссертации, которые пишутся ради достижения каких-либо интересов; книга, выпущенная либо под чужим именем, либо в соавторстве с истинным творцом и т.п.

Предоставление материальной выгоды или оказание услуг лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, должны быть обусловлены его ответным вниманием подкупающему. Подкуп осуществляется для того, чтобы указанное лицо, используя свои служебные возможности, мог оказать услугу подкупающему.

Взаимная обусловленность передачи мзды может быть выражена разнообразно: словесно, конклюдентными действиями иного рода, молчаливым соглашением. Однако необходимо, чтобы разного рода знаковые системы были информативны: субъекты понимают, что они хотят сделать.

Факт передачи ценностей или оказания услуг возможен до того момента, когда лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, исполнит необходимое, но может быть, и после выполнения соответствующих действий. Для уголовной ответственности за незаконную передачу мзды важно действие по передаче хотя бы части обещанного вознаграждения или начало оказания услуг материального характера вне зависимости от того, выполнил ли управленец требуемые от него действия или нет. В и. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» разъясняется, что получение и дача незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе считается оконченным с момента принятия лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, хотя бы части передаваемых ему ценностей. Однако, поскольку объективная сторона коммерческого подкупа неоднородна, следует установить момент окончания деяния и при получении управленцем иных благ, а именно – оказание услуг имущественного характера.

В п. 11 указанного постановления также подчеркивается, что в тех случаях, когда предметом коммерческого подкупа является незаконное оказание услуг имущественного характера, преступление считается оконченным с начала выполнения, с согласия лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, действий, непосредственно направленных на приобретение имущественных выгод (например, с момента уничтожения или возврата долговой расписки, передачи другому лицу имущества в счет исполнения обязательств взяткополучателя, заключение кредитного договора с заведомо заниженной процентной ставкой за пользование им, с начала проведения ремонтных работ по заведомо заниженной стоимости).

Если лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, отказалось принять предмет коммерческого подкупа, то действия передающего квалифицируются как покушение на коммерческий подкуп.

Субъективная сторона рассматриваемого деяния характеризуется прямым умыслом и специальной целью. Субъект осознает, что совершает подкуп лица, выполняющего управленческие функции, и желает этого. Кроме того, субъект, передающий коммерческий подкуп, должен сознавать, что таким образом он пытается склонить управленца к совершению действий, которые тот может выполнить, как сказано в законе, в связи с занимаемым положением. Союз «в связи» означает, что лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, может действовать либо сам в рамках отведенных ему полномочий, либо, пользуясь своей «мантией», может дать указания другим лицам.

Например, мэр города дает указание специалисту предоставить квартиру гражданину.

Субъект рассматриваемого преступления – общий: физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Квалифицированными видами рассмотренных выше деяний согласно ч. 2 ст. 204 является их совершение:

– группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «а»);

– за заведомо незаконные действия (бездействие) (п. «б»).

Пленум Верховного Суда РФ в вышеназванном постановлении не разъясняет, как следует понимать термины «группа лиц по предварительному сговору» и «организованная группа» применительно к даче взятки. Однако, исходя из общего отношения высшей судебной инстанции к пониманию группы, можно утверждать, что:

а) группа лиц, образованная по предварительному сговору, состоит из соисполнителей;

б) если роли разделены, группы нет, и тогда констатируется соучастие со ссылкой на ст. 33 УК РФ.

Организованная группа также состоит из соисполнителей, но если в ней роли распределены, то, несмотря на это, все участники группы считаются соисполнителями (автор неоднократно выступал против подобных судебных решений, объяснить которые невозможно – Н. И.).

Что касается заведомо незаконных действий, то их надо понимать так:

во-первых, это действия, которые сопряжены с нарушением установленных законодательных предписаний. При этом, не имеет значения, предписания какого закона нарушены – УК РФ, ГК РФ, НК РФ. В любом случае нарушение законодательных предписаний есть незаконные действия;

во-вторых, передающий взятку должен сознавать, что провоцирует управленца на совершение действий, которые выходят за рамки предоставленных ему полномочий и, кроме того, нарушает законодательные правила. В этой части преступление, предусмотренное п. «б» ч. 2 ст. 204, отличается от деяния, ответственность за совершение которого предусмотрена в ч. 1 данной статьи особенностями умысла (сознания законности или незаконности действий, ради которых предлагается мзда).

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 204, состоит:

– в незаконном получении лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества;

– в незаконном пользовании услугами имущественного характера или другими имущественными правами за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением.

Все признаки, указанные в диспозиции ч. 3, соответствуют признакам деяния, предусмотренным в ч. 1 ст. 204, за исключением некоторых нюансов, на которые следует обратить внимание.

Прежде всего объективная сторона состоит не в передаче коммерческого подкупа, а в его получении. В связи с получением предметов коммерческого подкупа возможна следующая ситуация. Субъект, не наделенный управленческими полномочиями в коммерческой или иной организации, получает коммерческий подкуп за действия, которые должен совершить управленец, а получивший совершить не может. В таком случае деяние квалифицируется как мошенничество, если получивший коммерческий подкуп не намеревался передать ценности управленцу. Если намеревался передать, тогда субъект может «претендовать» на соучастие в получении коммерческого подкупа. Лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, получает коммерческий подкуп за действия, совершить которые он полномочен. В такой ситуации он может быть привлечен к ответственности за получение коммерческого подкупа вне зависимости от того, намеревался ли он исполнить интересующие дающего действия.

Субъектом этого преступления является лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, т.е. специальный субъект.

Субъективную сторону данного преступления характеризует прямой умысел: субъект осознает, что принимает коммерческий подкуп и желает этого.

Квалифицированные виды деяний, предусмотренных в ч. 3 ст. 204, указаны в ч. 4 ст. 204. Это проанализированные выше деяния, которые:

– совершены группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «а»);

– сопряжены с вымогательством предмета подкупа (п. «б»);

– совершены за незаконные действия (бездействие) (п. «в»),

В сущности, перечисленные деяния аналогичны квалифицированным видам деяний, предусмотренных ч. 2 данной статьи, но с определенными особенностями.

Группа лиц, образованная по предварительному сговору, определена в п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» следующим образом: «Взятку или предмет коммерческого подкупа надлежит считать полученными группой лиц по предварительному сговору, если в преступлении участвовали два и более должностных лица или два и более лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, которые заранее договорились о совместном совершении данного преступления путем принятия каждым из членов группы части незаконного вознаграждения за совершение каждым из них действий (бездействие) по службе в пользу передавшего незаконное вознаграждение лица или представляемых им лиц».

Таким образом, группу лиц по предварительному сговору могут составлять только соисполнители. Следовательно, если роли в группе были строго распределены, группы нет, но есть соучастие (мы уже высказывались по этому поводу). При этом моментом окончания группового подкупа постановление предлагает считать принятие незаконного вознаграждения хотя бы одним из входящих в преступную группу управленцев.

В абз. 4 п. 15 этого же постановления разъясняется судам как квалифицировать действия лиц, не являющихся специальным субъектом – как соучастие в коммерческом подкупе со ссылкой на ст. 33 УК РФ.

По поводу организованной группы Пленум Верховного Суда РФ в абз. 3 п. 16 указанного постановления разъясняет, что в случае признания получения коммерческого подкупа организованной группой действия всех ее членов, принимавших участие в подготовке и совершении этих преступлений, независимо от того, выполняли ли они функции исполнителя, организатора, подстрекателя или пособника, подлежат квалификации без ссылки на ст. 33 УК РФ. Здесь все соучастники, независимо от исполняемой роли, превращаются в соисполнителей. Более того, в абз. 2 п. 16 этого же постановления говорится, что в организованную группу могут входить лица, не обладающие признаками специального субъекта. Следовательно, неспециальный субъект также является соисполнителем данного преступления. Объяснить такие рекомендации рационально – невозможно.

В отличие от признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 рассматриваемой статьи, в ч. 4 ст. 204 предусмотрен такой признак деяния, как вымогательство коммерческого подкупа.

Вымогательство предмета коммерческого подкупа – это не только требование лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, передать незаконное вознаграждение, сопряженное с угрозой совершить действие (бездействие), которые могут причинить вред законным интересам лица, но и заведомое создание условий, при которых лицо вынуждено передать указанные предметы с целью предотвращения вредных последствий для своих правоохраняемых интересов (п. 18 вышеназванного постановления Пленума Верховного Суда РФ).

При этом не имеет значения, имело ли лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, реальную возможность причинить вред гражданину. Основным признаком в данном случае должен являться характер угрозы – она должна быть такой, которая не позволяет сомневаться в ее реальном осуществлении. Таким образом, если гражданин имел основания опасаться осуществления угрозы, деяние должно быть квалифицировано по п. «б» ч. 4 ст. 204.

Вымогательство коммерческого подкупа считается оконченным преступлением либо с момента предъявления требования о передаче предметов подкупа, либо с момента создания условий, при которых становится очевидной необходимость передачи ценностей. Если в процессе вымогательства субъект совершил действия, причинившие существенный вред правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства, он несет ответственность дополнительно по ст. 201 У́К РФ.

Примечание к ст. 204 содержит поощрительную норму, соблюдение условий которой позволяет освободить лицо, дающее мзду, от уголовной ответственности. Таковыми условиями служат три обстоятельства:

1) активное способствование раскрытию и (или) расследованию преступления;

2) наличие факта вымогательства в отношении дающего;

3) добровольное сообщение лица, давшего или получившего мзду, о данном факте в органы, имеющие право возбуждать уголовное дело.

В п. 29 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» раскрываются отдельные признаки, влияющие на освобождение лица от уголовной ответственности в случае, по сути дела, деятельного раскаяния. Активное способствование раскрытию и (или) расследованию преступления должно состоять в совершении лицом действий, направленных на изобличение причастных к совершенному преступлению лиц, обнаружение имущества, переданного в качестве коммерческого подкупа и др.

Сообщение, которое может быть как письменным, так и устным, должно быть добровольным, сделанным по собственной воли, а не в результате физического или психического принуждения. При этом мотивы, которыми руководствовался субъект, значения не имеют. Грамматическое толкование примечания позволяет прийти к выводу, что для освобождения от уголовной ответственности достаточно соблюдения двух условий в совокупности: сообщение о преступлении и способствование его раскрытию или способствование раскрытию и вымогательство. При наличии указанных условий лицо императивно (т.е. должно) освобождается от уголовной ответственности.